Изменить размер шрифта - +
 – Кстати, который час?

– Половина восьмого.

Я страдальчески закатил глаза и уронил голову на руки. Рань несусветная!

– Ничего страшного, – сказала Мелл, накладывая завтрак на тарелку. – Ты только посмотри, какая сегодня стоит прекрасная погода. Это преступление – валяться в постели в такое замечательное утро. К тому же, – добавила она, – сегодня, как всегда, на десять у тебя назначена встреча с градоправителем Джором Басом, а к ней лучше подготовиться заранее.

После этих слов мне оставалось только жалобно застонать и приняться за еду. Отломив кусок хлеба, я с опаской ознакомился с содержимым своей тарелки. На завтрак действительно была яичница с колбасой, которую можно есть, и тушеные овощи, которые есть было нельзя ни в коем случае.

Не то чтобы я не любил принимать у себя людей – в моем скромном кабинете за долгие годы успели побывать и короли, и нищие, но Джор Бас… Этот недалекий чванливый болван всерьез считал, что книги годятся только для того, чтобы топить ими камин, а амулеты у меня на груди – это дешевые побрякушки. И как только подобные ему люди приходят к власти? Бас уже пятнадцать лет занимал пост градоправителя города Рамедия и, похоже, еще долго не собирался с ним расставаться. Каждые три месяца он заезжал ко мне, как к главному волшебнику края, и портил настроение на целый день, досаждая глупыми россказнями и задавая идиотские вопросы. Джор Бас опасался магов, но не уважал их. Он вообще никого не уважал, кроме самого себя и собственной мамочки, произведшей его на свет.

Может, быстро придумать себе какое‑нибудь неотложное дело и уехать, предусмотрительно забрав Мелл с собой? Да, это хорошая, но неосуществимая идея. Бас славился своим упрямством, и если он решил встретиться с Эдвином – Прозрачным магом, обладателем венца Сумерек, то он своего добьется. От судьбы, то есть от Баса, не убежишь.

– О чем ты думаешь? – спросила Мелл. – Неужели пересолила яичницу?

– Нет, с едой все в порядке, – отмахнулся я и грустно покачал головой. – Меня больше волнует приход Баса. Пытаюсь вспомнить, нет ли у меня неотложных дел где‑нибудь далеко‑далеко.

– Ты же знаешь, что таких дел нет. – Мелл поджала губы. – Не понимаю, почему ты всегда так болезненно реагируешь на его приезд?

– Джор Бас – это сущее наказание. Кара небесная, отпущенная человечеству за его грехи. Только страдать за всех почему‑то должен скромный волшебник по имени Эдвин, – ответил я с набитым ртом.

Мелл беззаботно рассмеялась и одарила меня одной из своих самых восхитительных улыбок.

– Не преувеличивай свои муки. Он пробудет у нас всего несколько часов, как всегда. Заодно ты узнаешь новости, которые не почерпнуть из твоего хрустального шара.

Ее улыбка – очень грозное оружие, поэтому я сдался, пообещав, что больше не буду изображать из себя страдальца и попытаюсь быть с Басом как можно приветливее.

Погода действительно была отличная, поэтому я перенес поднос с завтраком на веранду. Отсюда открывался прекрасный вид на лес, Неприступные горы и на крутой каменный мостик через речку Бурную. Речка, как и многое в нашей Вселенной, не оправдывала свое название. Трудно быть бурной, когда ты шириной в три человеческих шага, а глубиной чаще всего бываешь по щиколотку и лишь в весеннее полноводье по колено.

Решив больше не затрагивать тему приезда градоправителя, мы мило поболтали о разных пустяках, попили чаю, вернее, чай пила Мелл, а я ромашковый отвар. Время пролетело незаметно, и было уже около девяти, когда мы закончили завтрак.

Из напольных часов, что стояли в гостиной, выглянула говорящая сова Йо и хрипло сообщила, что уже двенадцать минут десятого. Сова – подарок моего друга Макинтона, тоже мага, который жил за морем, – всегда сообщала время только тогда, когда ей этого хотелось.

Быстрый переход
Мы в Instagram