Изменить размер шрифта - +

Моя жизнь немного упорядочилась и вступила в более спокойное русло, когда успешно закончив первую ступень обучения в Академии по Общей подготовке, которая длится пять лет, я перешла учиться на вторую ступень, на факультет магии Жизни, отделение Ментальной магии. Тут выяснилось, что всесторонне освоить магию Голоса мне учителя Академии помочь не могут, так как таким Даром, как у меня, сейчас обладает только один эльф — Грансимэль. Поэтому к учёбе в Академии добавились индивидуальные занятия с Грансимэлем, который согласился быть моим частным Учителем. Грансимэль подошёл к этой миссии очень ответственно, стараясь научить меня пользоваться этим редким Даром и, главное, его контролировать.

Кроме этого, я стала участвовать в настоящих концертах, наравне с взрослыми певцами. И увлеклась неслыханной идеей создать межрасовую музыкальную группу, где эльф играл бы на традиционном эльфийском струнном щипковом инструменте — кофаре, гном — на традиционной гномьей трубе, а орк стучал бы в барабаны. Сама же я, звеня или стуча в бубен, пела бы песни собственного сочинения под новую, необычную, мной придуманную музыку. Это была трудная задача. Надо найти музыкантов, но, главное, понравиться эльфам, что, конечно, было самым сложным. Потому что шло в разрез с общепринятыми представлениями, традициями и чувством расовой исключительности, так свойственной многим эльфам.

Все орки попали в Эльфийский Лес из Орочей Степи еще в детском возрасте, благодаря моей матери. В отличие от орочих женщин, которых, все же, в два раза больше, орков-мужчин, живущих среди нас, эльфов, всего четверо — Петрос, Маркус, Жакос и Доркус. Как я выяснила, тонким музыкальным слухом из этих мужчин обладает только Маркус. После моих настойчивых уговоров, он согласился участвовать в моём проекте.

Эльфы все обладают музыкальным слухом. Но играть на кофаре в компании орка и гнома, преодолев чувство расового превосходства и брезгливости, согласился только мой сокурсник по Академии — Такисарэль.

А вот с поиском подходящего гнома была беда. Гномы не живут постоянно в нашем городе. Они регулярно приходят в Эльфийский Лес, на более или менее длительный период, по тем или иным надобностям, а сделав свои дела, уходят назад в свои Гномьи Горы. Два года место трубача в моей группе было вакантно, лишь эпизодически его занимали случайные гномы. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Один из внуков Повелителя гномов — Рон, из-за проблем со здоровьем, вынужден был надолго задержаться в Эльфийском Лесу, под опекой моей матери, которая занималась его лечением. Он скучал от безделья, страдал от безденежья, и когда я предложила ему место трубача, Рон с радостью согласился. Тем более, что для полного восстановления его здоровья, необходимо было проживание у нас в течение нескольких лет. Рон оказался на удивление музыкально одарен и, впервые, познакомил эльфов с такими явлениями, как горловое и носовое пение.

Новая музыка и новые песни, вначале, эльфов шокировали и возмущали. Они считали, что дети балуются, безобразничают, хулиганят и издеваются над тонким слухом взрослых, из-за избытка энергии и свободы. Но мы не унывали и продолжали давать концерты. Поначалу, бесплатные, так как слушали нас только подростки. Они-то, быстро став нашими фанатами, сами всюду распевали наши песни. С их помощью, взрослые привыкнув в собственных домах слышать наши необычные мелодии и ритмы, стали более к ним терпимыми, а уже потом, некоторые из них, стали тоже посещать наши концерты. Конечно, большую роль в растущей популярности сыграл мой Голос, которым я стремилась завлечь и очаровать слушающую нас публику.

В итоге, наступил момент, когда мы стали выступать уже за деньги. Нашей казной распоряжался Такисарэль, решая какие суммы выплачивать нам, а какие тратить на аренду помещения, покупку новых инструментов и концертных костюмов. А позже, Такисарэль полностью взял на себя руководство нашей группой, определяя репертуар, где, когда и за какой гонорар будут проходить наши выступления.

Быстрый переход