Изменить размер шрифта - +
 — Ты опять нас обогнала. Знаешь же, что мы не выдержим твоего темпа!»

«Извините», — буркнула я, замедляя бег. При том, что я чуяла впереди, и той глупой тяжести, которая давила на желудок…

«Не тошнит». — Я стиснула зубы. Ну кого я, на фиг, обманываю? Тошнит, тошнит, тошнит. Ладони и подмышки стали влажными от пота. Мое тело чуяло беду до того, как мозг ее осознавал. Всегда так было, даже в детстве. Маму это пугало. Именно поэтому я так хорошо дерусь. Я знаю, что меня поджидает штука вроде тех, от которых я просыпаюсь среди ночи и хочу выцарапать их с изнанки глаз.

То, что ждало нас впереди, выбросив в небо жуткий ядерный гриб, было силой такого количества Фейри, которого я раньше в жизни не ощущала, и все они собрались в одном месте. Ну, как мы обычно и делаем, другие ши-видящие подтянутся туда и зададут им жару, а я займусь тем, что у меня лучше всего получается с тех пор, как Ро забрала меня после маминой смерти.

Я буду убивать.

 

Мы растянулись, словно сеть. Пять сотен ячеек. Одна за другой ши-видящие подтягивались к эпицентру и смыкались в кольцо.

Ничто не проберется мимо нас, если оно не умеет летать. Или телепортироваться.

Ох, дерьмо! Телепортироваться. Некоторые Фейри могут перемещаться с места на место в мгновение ока — это всего чуть-чуть быстрее, чем я, но я над этим работаю. У меня была теория, которую я хотела проверить. Но я пока что не справляюсь с поворотами. Повороты меня убивают.

— Стой, — прошипела я Кэт. — Прикажи им остановиться!

Она злобно на меня посмотрела, но выкрикнула приказ, который передали по цепочке. Нас всех так обучали. Мы сошлись, и я озвучила то, что меня беспокоило: если Мак там, и у нее серьезные проблемы, и если те здоровые уроды, которые всю эту силу излучают, умеют телепортироваться — а большинство здоровых уродов это умеет, — ее утащат в тот же миг, как мы появимся.

А это означало, что я пойду туда одна. Только я могу атаковать достаточно быстро, чтобы вытащить ее.

— Ни за что, — сказала Кэт.

— Выбора нет, и ты это знаешь.

Мы посмотрели друг на друга. На лице Кэт появилось выражение, которое так любят взрослые, и она погладила меня по волосам. Я отпрянула. Не люблю, когда меня трогают. Взрослые меня бесят.

— Дэни… — Кэт мрачно замолчала.

Я прекрасно знала этот тон и знала, к чему он ведет: к театру одного актера и плачу по хорошему поведению. Я закатила глаза.

— Побереги слова для тех, кому они не пофиг. Уточняю: мне пофиг. Я поднимаюсь наверх. — Я кивнула на ближайшее здание. — Оцениваю обстановку. Потом вхожу. И. Только. Когда. Я. Выйду. Обратно. — Я выделяла каждое слово. — Вы, ребята, сможете войти.

Мы смотрели друг на друга. Я знала, о чем думает Кэт. Нет, чтение мыслей в мои способности не входит. Просто у взрослых все написано на лице. Кто-нибудь, убейте меня, если я когда-нибудь скорчу такую же козью морду. Кэт думала о том, что если она запретит мне командовать и в итоге потеряет Мак, то Ро с нее голову снимет. Но если она мне уступит и все закончится провалом, она всегда сможет обвинить непослушную тупоголовую Дэни. А меня часто обвиняли. Мне все равно. Я просто делаю то, что нужно делать.

— Я поднимусь, — сказала Кэт.

— Мне самой надо оценить расстояние и обстановку, чтобы я не схватилась за что-то ненужное. Ты же не хочешь, чтобы я вернулась с оху… э-э… ох, ужасным Фейри на руках?

Они всегда бесятся, когда я ругаюсь. Словно я еще ребенок. Словно я не пролила больше крови, чем они когда-либо видели. Достаточно взрослая, чтобы убивать, но слишком маленькая, чтобы ругаться матом. Пытаются сделать питбуля пуделем. Ну что у них за логика? Больше всего на свете меня бесит ханжество.

Быстрый переход
Мы в Instagram