Loading...
Изменить размер шрифта - +
Я последовал за ним сюда, полагая, что он просто черный маг, и я смогу воспользоваться его порталом для возвращения. К тому времени, когда я разобрался в этом получше, было уже поздно: я попался в ловушку. И я вынужден был оставаться здесь, в вечности, как поддельный демон.

Меня очень заинтересовала эта история. Я знал, что все джи-мены обычно бывают юристами, волшебниками или бухгалтерами. Но те, которые попадались мне, всегда оказывались почему-то бухгалтерами. Подобное же спокойное обсуждение неисчислимых опасностей меня совершенно поразило и необычайно повысило мое и без того высокое мнение о федеральных агентах.

– Вы можете воспользоваться нашим порталом, – сказала Аманда. – Следуйте сразу за нами.

И потом уже обратилась ко всем остальным:

– Ну, возвращаемся?

Джек Боди все еще монотонно читал строки из книги, когда мы приземлились.

– Восемь с половиной минут, – сказал он, глядя на свои часы. – Прекрасная работа. Удалось вам что-нибудь сделать?

– Да, удалось, – ответил Джедсон, но его голос приглушила сильная боль при обратной метаморфозе. – Все, что…

Боди прервал его:

– Вилл Кейн, ах ты, старый негодяй! – заорал он. – Как ты попал в эту компанию?

Наш демон проделал свою трансформацию еще по дороге и приземлился уже в естественном облике – стройный, крепко сбитый молодой человек в сером костюме и похрустывающей шляпе.

– Привет, Джек, – узнал он Боди, – я загляну к тебе завтра и расскажу обо всем. Иду писать рапорт.

На этом он растворился в воздухе. Элен вышла из транса, и Джо заботливо склонился над ней, чтобы посмотреть, как она все это перенесла. А я пошел искать Аманду.

Когда я услышал ее шаги на кухне, я поспешил туда. Она взглянула на меня и улыбнулась, ее прекрасное лицо было озарено безмятежностью и спокойствием.

– Аманда, – произнес я, – Аманда…

Думаю, что у меня было подсознательное желание поцеловать ее и заняться с нею любовью. Но очень трудно начать что-нибудь такое, пока женщина хоть как-то сама не обозначит свои намерения. Она этого не делала. Она просто сохраняла теплое, дружественное участие. Оставался барьер, который я никак не мог перейти. Вместо этого я сам следовал за ней по всей кухне, говорил что-то, сам того не понимая. Она же тем временем приготовила горячее какао и тосты для всех нас. Когда мы присоединились к остальным, я сидел, не в силах оторвать от нее взгляда, и не заметил даже, как остыло мое какао. Тем временем Джедсон рассказывал Элен и Джеку обо всех наших приключениях. Он вскоре повел Элен домой, а Джек последовал за ними.

Когда Аманда вернулась, пожелав им доброй ночи у дверей, доктор Ройс уже растянулся на коврике перед камином, а Серафин свернулся клубочком на его широкой груди. Оба они тихонько посапывали. Внезапно я понял, что отчаянно устал. Аманда тоже заметила это.

– Приляг здесь, на кушетке, и подремли немного, если удастся, – сказала она.

Меня не нужно было долго уговаривать. Она подошла, укрыла меня шалью и нежно поцеловала. Я слышал сквозь сон, как она поднималась по лестнице.

Меня разбудил лучик солнца, бивший прямо в лицо. Серафин сидел на окне и умывался. Доктор Уоррингтон уже ушел, но, видимо, только что недавно еще был здесь, – складки на ковре у камина от его тела еще не расправились. Дом казался совершенно пустым. Потом я услышал легкие шаги на кухне. Я мгновенно вскочил и бросился туда.

Она стояла, повернувшись ко мне спиной, и старилась достать до старомодных часов с маятником, которые висели на стене. Она обернулась, когда я вошел, – маленькая, невероятно старая, с жидкими седыми волосами, уложенными аккуратным узелком на затылке.

Мне сразу стал понятен тот материнский поцелуй и пожелание доброй ночи – все, что я получил вчера.

Быстрый переход