Изменить размер шрифта - +

      – Демоны – супергерои, – поведал он мне между джебами
      [2]. – Люди – те же черви.
      Я все еще сидел на полу. Только что проиграл партию в шахматы. Руэн позволил мне съесть все его пешки и ладьи, а потом поставил мат одними лишь ферзем и королем.
      – Почему люди те же черви?
      Он перестал боксировать и повернулся ко мне. Я видел сквозь него зеркало. Поэтому смотрел на него, а не в лицо Руэна, потому что от взгляда этих черных глаз у меня начинает перехватывать горло.
      – В том, что твоя мама родила тебя, твоей вины нет. – Руэн начал подпрыгивать на месте. А поскольку выглядел он призраком, прыжки эти смотрелись рисунками на воздухе.
      – Но почему люди черви? – настаивал я. В отличие от людей черви напоминают скрюченные ногти и живут на дне нашего мусорного бака.
      – Потому что они глупые. – Руэн все подпрыгивал.
      – Почему люди глупые? – спросил я, поднимаясь.
      Он перестал прыгать и посмотрел на меня. Разозлился.
      – Гляди. – Руэн протянул ко мне руку. – Положи руку на мою.
      Я положил. Через свою руку уже не видел пол.
      – У тебя есть тело, – продолжил он. – Но ты, вероятно, растратишь его впустую, это все, что ты сможешь с ним сделать. Как со свободной волей. Все равно что дать «Ламборджини» младенцу.
      – Так ты завидуешь? – удивился я, потому что «Ламборджини» – действительно крутой автомобиль, иметь его хотят все.
      – Младенец за рулем спортивного автомобиля смотрится странно, правда. Кто-нибудь должен вмешаться, чтобы он ничего не натворил.
      – Значит, демоны присматривают за младенцами? – уточнил я.
      На лице Руэна отразилось отвращение.
      – Не мели чушь.
      – Так что же они тогда делают?
      В ответ получил его взгляд «Алекс – глупый». Это когда он усмехается, глаза маленькие и суровые, и он качает головой, словно я – сплошное разочарование. От такого взгляда желудок у меня скручивается узлом, и сердце бьется быстрее, потому что в глубине души я знаю: да, я глупый.
      – Мы попробуем помочь тебе заглянуть за завесу лжи.
      Я моргнул.
      – Какой лжи?
      – Думаешь, ты замечательный, особенный? Это заблуждение, Алекс. Ты ничто.
      * * *
      Теперь мне десять лет и я знаю о демонах больше, но Руэн не такой. Я думаю, насчет них все ошибаются, как ошибаются с ротвейлерами. Все считают, что ротвейлеры едят детей, но у бабушки жил ротвейлер Майло, и он всегда лизал мне лицо и разрешал ездить на нем, как на пони.
      Мама не видит Руэна, и я не сообщал ей о нем или о других демонах, которые приходят в наш дом. Они немного странные, но я игнорирую их. Напоминают сварливых родственников, которые слоняются по комнатам, думая, что могут мной помыкать. К Руэну претензий нет. Он игнорирует маму и любит гулять по дому. Особенно ему по душе старое пианино дедушки в коридоре. Рядом с ним Руэн может стоять часами, низко наклонившись и вглядываясь в дерево, словно обнаружил в трещине миниатюрный городок.
Быстрый переход
Мы в Instagram