Loading...
Изменить размер шрифта - +

Но даже внизу она вела себя тихо, как мышка, — ведь ей еще предстояло прокрасться мимо Инги, их экономки. Комнаты Инги примыкали прямо к кухне. А целью Никси была именно кухня. Вообще-то Инга была ничего, не вредная, но она ни за что не позволила бы Никси взять апельсиновую шипучку без спросу среди ночи.

Правила есть правила!

Поэтому она нигде не включила свет и прокралась в большую кухню как воришка. Так было даже лучше. Просто супер! Апельсиновая шипучка уже заранее казалась ей вкусной как никогда.

Она бесшумно открыла холодильник. Тут до нее вдруг дошло, что мама, наверное, пересчитывает такие вещи. Банки шипучки, бисквиты и все такое прочее. Но Никси было уже не до таких мелочей. Она добралась до желанной цели, и если потом придется платить, так это потом!

Схватив заветную банку, она оторвала крышечку и сделала первый запретный глоток. Это было до того здорово, что Никси решила устроиться с комфортом и забралась на скамью в так называемой «обеденной зоне» (это мама так говорила), чтобы насладиться каждой каплей. Отсюда можно было следить за дверью в комнату Инги и нырнуть за разделочный стол в случае чего.

Она как раз устраивалась поудобнее, когда до нее донесся шум. Никси растянулась ничком на скамье. Теперь ее скрывал стол. «Попалась!» — мелькнуло у нее в голове.

Но тень метнулась по стене к двери Инги и скользнула внутрь.

Мужчина. Никси пришлось зажать рот рукой, чтобы подавить смешок. У Инги ночной кавалер! Вот смеху-то! Она такая старая, ей же лет сорок, не меньше! Похоже, в эту ночь не только мистер и миссис Дайсон будут заниматься сексом!

Ух, что будет, когда она расскажет Линии! Линии просто умрет от зависти!

Вновь зажав себе рот рукой, чтобы не рассмеяться вслух, Никси вытянула шею.

И увидела, как мужчина перерезает горло Инге. Она увидела кровь, хлынувшую волной. Услыхала жуткий булькающий звук. Ее глаза остекленели от ужаса, дыхание со свистом вырывалось изо рта. На нее напала икота, она еще крепче зажала рот ладонью и привалилась к стене, не в силах сдвинуться с места. Сердце ухало у нее в груди как молот.

Он вышел из спальни, прошел прямо мимо нее и скрылся за дверью гостиной.

Слезы брызнули у нее из глаз, потекли прямо между пальцами. Трясясь всем телом, закрываясь стулом, как щитом, Никси подползла к столу и дотянулась до радиотелефона Инги. Она набрала номер 911.

— Он убил ее, он ее убил. Вы должны приехать. — Она шептала, не обращая внимания на вопросы оператора. — Прямо сейчас. Приезжайте прямо сейчас. — И она продиктовала адрес.

Оставив телефон на полу, Никси ползком добралась до узких ступеней черной лестницы, ведущих из гостиной Инги на второй этаж. Ей хотелось к маме.

Пуститься бегом она не могла: побоялась, что не удержится на ногах. С ногами творилось что-то странное: они сделались как будто пустыми, словно кости из них вынули. Она поползла на животе по коридору, рыдания застряли у нее в горле. И, к своему ужасу, она опять увидела тень! Теперь уже две тени. Одна вошла в ее спальню, другая — в спальню Койла. Скуля, как щенок, подтягиваясь на локтях, она проползла в спальню родителей. До нее донесся глухой тяжелый стук, и она зарылась лицом в ковер. Желудок свело спазмом.

Она увидела, как тени прошли мимо двери. Она услышала их шаги, хотя они двигались совсем тихо. Как и положено теням.

Дрожа всем телом, она вновь поползла. Мимо маминого кресла, мимо ночного столика с красивой разноцветной лампой. И тут ее рука заскользила по чему-то теплому и влажному.

Никси заставила себя приподняться и посмотрела на кровать. Посмотрела на маму, на папу. На их залитые кровью тела.

 

1

 

Убийство всегда было гнусностью: с тех самых пор, как первая человеческая рука с пятью пальцами схватила камень и размозжила им первый человеческий череп.

Быстрый переход