Изменить размер шрифта - +
Словно меня кинули головой вниз в огромную банку с водорослями.

Я падал, я понимал, что падаю, – и больше не сопротивлялся. Я совершенно отчаялся и, наверное, утонул бы в этой пропитанной влагой листве: куда бы я ни повернул голову, лицо покрывала та же омерзительная тина. Я ощущал во рту ее вкус – пресный, водянистый, с налетом железа.

Но тут неподалеку послышался вздох, и я закричал:

– Амелия!…

Голос мой прозвучал жутким хриплым карканьем, к тому же я опять закашлялся.

– Эдуард? – отозвался резкий испуганный шепот и тоже перешел в кашель.

До Амелии не могло быть больше трех‑четырех ярдов, но я ее не видел и даже толком не знал, в каком направлении смотреть.

– Вы не ранены? – спросил я и еще раз кашлянул, но слабее.

– Машина времени… Мы должны вернуться на борт, Эдуард. Она вот‑вот уйдет обратно…

– Но где она?

– Рядом со мной. Не могу до нее дотянуться, но чувствую ее ногой.

После некоторого колебания я решил, что Амелия слева от меня, и попытался подвинуться в ту сторону, барахтаясь в омерзительной тине, вытягивая руки в надежде зацепиться за какую‑нибудь кочку или корягу.

– Где вы? – позвал я, силясь выжать из своего голоса хоть что‑то, кроме жалкого сипенья.

– Я здесь, Эдуард. Ориентируйтесь на мой голос. – Амелия была теперь ближе ко мне, но слова ее звучали странно, сдавленно, словно она тонула. – Я поскользнулась… Не могу найти машину времени… Она же здесь, где‑то здесь…

Я отчаянно рванулся к Амелии сквозь водоросли и почти сразу же столкнулся с ней. Мой локоть коснулся ее груди, и она сама схватила меня за руку.

– Эдуард! Надо немедля найти машину!…

– Вы говорили, что она где‑то здесь?

– Тут, близко… подле самых моих ног…

В поисках машины я отползал от Амелии и возвращался к ней, выкидывая руки то вправо, то влево. Сама Амелия каким‑то образом выпрямилась и пододвинулась ко мне. Скользя и срываясь, кашляя и тяжело дыша, дрожа от холода, пронизывающего до костей, мы продолжали свои безнадежные поиски куда дольше трех минут. Ни она, ни я не могли смириться с мыслью, что три минуты – это все, что нам отпустила судьба.

 

 

Глава VI

В неведомой стране будущего

 

1

 

Наша борьба за жизнь неминуемо тянула нас вниз, и вскоре я нащупал под ногами твердую почву. Я тут же громко оповестил об этом Амелию и помог ей встать на ноги. И вновь пришлось бороться – теперь уже за то, чтобы сохранить равновесие, невзирая на опутавшую все тело тину. Мы оба промокли до нитки, а воздух был леденяще холоден.

Наконец мы высвободились из цепких растительных пут и выбрались на неровный каменистый грунт. Отошли от кромки водорослей на каких‑нибудь пять шагов и рухнули в изнеможении. Амелию трясло от холода, и она не выразила протеста, когда я обвил ее рукой и притянул к себе, стараясь согреть. В конце концов я заявил:

– Нам нужно найти пристанище.

Я все время озирался в надежде заметить дома, но единственное, что удавалось увидеть при свете звезд, была явная пустошь. Отличительную ее черту составляла лишь растительная гряда – та самая, откуда мы еле‑еле выбрались, – она возвышалась над нашими головами чуть не на сотню футов.

Амелия молчала, ее по‑прежнему сотрясала дрожь. Я встал и начал стаскивать с себя сюртук.

– Пожалуйста, накиньте это на плечи.

– Но вы закоченеете до смерти.

– Вы промокли насквозь, Амелия.

– Мы оба промокли. Надо двигаться, иначе не согреться.

– Сейчас, – откликнулся я и вновь опустился рядом с нею.

Быстрый переход