Loading...
Изменить размер шрифта - +

   — Ну, говори или прощай, старина, — предложил я. — Ты же знаешь, что Агентство будет опровергать все, что я обнародую...
   — Но если ты укажешь на меня как на источник информации, у меня будут неприятности...
   — Ничто так не утешает в случае неприятностей, как деньги. А то действительно назову тебя, если _ничего_ не скажешь... Мне вообще кажется, что тебе следует подлечиться. Нервное расстройство. Это заметно. Ну, что ты так смотришь? Ты мне уже все сообщил.
   Он сокрушенно молчал. Щеки у него дрожали. Мне даже стало немножко жаль его.
   — Не сошлешься на меня?
   — Я изменю твое имя и внешность.
   — Но они все равно меня узнают.
   — Не обязательно. Думаешь, тебя одного ко мне приставили? Так что, значит, все это было ваших рук дело? Вызов на Луну?
   — Никакое не «наше». Мы не имеем ничего общего с Лунным Агентством. Это они!
   — Как и зачем?
   — Точно не знаю как, но знаю зачем. Чтобы ты не вернулся. Если бы ты там исчез, все осталось бы по-старому.
   — Но ведь не навсегда. Раньше или позже...
   — О том была и речь, чтобы «позже». Они боялись твоего рапорта.
   — Допустим. А эта пыль? Откуда она взялась в моем скафандре? Как они могли это предвидеть?
   — Предвидеть, конечно, не могли, но у Лакса были свои опасения. Поэтому он так темнил со своим дисперсантом.
   — И до вас это дошло?
   — Его ассистент — наш сотрудник. Лаугер.
   Я вспомнил первый разговор с Лаксом. Он действительно говорил, что кто-то из сотрудников его подсиживает. Вся история предстала в новом свете.
   — Каллотомия — это тоже они?
   — Понятия не имею. — Он пожал плечами. — Ты этого никогда не узнаешь. И никто не узнает. При такой высокой ставке правда перестает существовать. Остаются одни гипотезы. Различные версии. Как было с Кеннеди.
   — С президентом?
   — Здесь ставка повыше. Весь мир! Выше не бывает! А теперь напиши, что обещал...
   Я достал из ящика бумагу и авторучку. Грамер стоял, повернувшись к окну. Я подписался и подал ему расписку. Он взглянул и удивился:
   — Ты не ошибся?
   — Нет.
   — Десять?
   — Десять.
   — Добро за добро. Ты добавил, и я тебе добавлю. Дисперсант _должен был_ заманить тебя на Луну.
   — Ты хочешь сказать, что Лакс?.. Не верю!
   — Не Лакс. Он ничего не знал. Лаугер знал все схемы. К полутора десяткам программ добавил еще одну. Это было нетрудно. Он же программист.
   — Значит, все-таки из-за вас?
   — Нет. Он работал на три стороны сразу.
   — Лаугер?
   — Лаугер. Но он был нам нужен.
   — Ну хорошо. Дисперсант вызвал меня. Я высадился. Но откуда этот песок?
   — Случайный фактор. Никто этого не предусмотрел. Если ты не вспомнишь, что там произошло, никто уже в этом не разберется. Никогда.
   Он сложил листок вдвое, спрятал его в карман и кивнул мне с порога:
   — Держись!
   Я смотрел, как он шел к главному корпусу. Прежде чем он пропал за живой изгородью, моя левая рука взяла правую и пожала ее. Не скажу, чтобы этот знак одобрения меня утешил. Но, так или иначе, надо было жить дальше.

Быстрый переход