Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
В действительности девочка проштудировала целую гору литературы, подбирая себе благозвучную фамилию, — она трудилась до тех пор, пока имена и фамилии не поплыли у неё перед глазами.

В — ночь перед менструацией она физически ощущала, что её тело переполнено чем‑то чужеродным. Из‑за таблеток, ускоряющих физиологический процесс, её мозг был словно в тумане. Поэтому в конце концов, когда под руку девочке попался список популярных в двадцатом веке романистов, она решила назвать себя в честь Джона О'Хары: буква «О» в середине алфавита, а это значило, что М.О'Хара никогда не оказалась бы в конце списков, составленных в алфавитном порядке.

Следует отметить, что у её матери напрочь отсутствовал слух, иначе, нося фамилию Нейборз, она не дала бы девочке имя Марианна. Они стали Скэнлэнами, когда Марианне исполнилось пять лет, а её матери — семнадцать.

Надо сказать, что большинство жителей НовоЙорка принадлежали к какому‑либо клану. Каждый, кто не уподоблялся нынешним землянам и не зарывался, как крот‑отшельник, «в собственную нору», рано или поздно присоединялся к одному из кланов. Этот обычай уходил корнями в Америку рубежа двадцатого‑двадцать первого веков и был порожден сумасшедшим ростом налогов.

Поначалу кланы получили широкое распространение в Нью‑Йорке, где налог на наследство стал достигать девяноста‑процентов от стоимости недвижимости. Одним из способов уклонения от налогов был вариант с оформлением семьи как корпорации, когда каждый член семьи входил в Совет директоров компании. Книги, объясняющие, как все это осуществить легально, приобрели популярность бестселлеров.

Власти тотчас сделали ответный ход, заставив корпорацию, Совет директоров которой состоял сплошь из родственников, доказывать в суде, что корпорация создана не для того, чтобы уклониться от налогов, но во имя каких‑то иных целей. Это породило бурю возмущения в прессе, а также вызвало целый ряд высокопарных заявлений политиков, временно оказавшихся не у дел. Потом второй поток «бестселлеров», нашпигованных отрывными бланками, обрушился на обывателей, втолковывая им на все лады, что наипростейший путь обойти новый закон — это слить воедино компании: вам предлагалось объединиться, по крайней мере на бумаге, с такой семьей, с которой вы не связаны никакими родственными отношениями.

В ту пору Америку захлестнула очередная волна сексуальной вседозволенности — люди «объединялись» в постелях так же легко и охотно, как и на бумаге. Вновь пошла мода на коммуны. Первые коммуны возникли в тихих, укромных уголках страны, но вскоре сексуальная лихорадка охватила и гигантские города, НьюЙорк лидировал и тут, и сразу стало ясно, что объединения владельцев недвижимостью, не связанных кровными узами, могут быть необыкновенно крепкими. Довольно редко употребляемый термин «клан» наполнился новым содержанием и стал обыденным понятием, расхожим словцом сначала в Калифорнии — здесь члены клана объединялись под одной, общей для всех семей фамилией, — а затем перекочевал на Восток и Север.

Обходя законы, кланы, как на Земле, так и в Мирах обетованных, очень скоро научились вести себя по отношению к властям очень жестко, демонстрируя притом определенную гибкость. Сменилось всего два поколения, а движение, начатое как скромный эксперимент, приобрело повальный характер и превратилось в традицию. Конечно, если вы не хотели принадлежать к какому‑либо определенному клану, вам никто не мешал выйти из него и присоединиться к другому или основать свой собственный. Было бы желание.

Так, например, клан Скэнлэн был образован семьями, называемыми «тройниками», в каждой — супруги и ребенок. Обычно люди в «тройнике» жили довольно замкнуто, что позволяло семье в большей или меньшей степени сохранять родовые черты. Члены клана Нейборз не отличались особой щепетильностью, когда дело касалось моральных устоев, — внутри клана молодые ребята охотно сходились с опытными женщинами, а девушки — со взрослыми мужчинами, при этом смена партнеров происходила часто и просто.

Быстрый переход
Мы в Instagram