Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Тем временем молокинцы направят свои корабли распространять Евангелие Ледяного Союза и объединения транов по всем городам-государствам и поселениям.
— У меня еще есть работа, к которой я должен вернуться. — Этан говорил смущение. — По крайней мере, я так думаю. Я немного запоздал к отлету своего корабля.
Сква Септембер стоял поблизости, откинув забрало скафандра и наслаждаясь ветром в минус двадцать пять градусов, дующим ему в лицо. Он опирался одной ногой об ограждение и поддерживал себя, переплетя свою массивную руку с пика-пиновым такелажем, и устремив глаза на ледяной океан. Им предстоит ехать еще много сатчей, прежде чем они попадут в
«Медную обезьяну».
— Вы и правда вернетесь к своему занятию, приятель?
— Это единственное, что я знаю лучше всего. Если повезет, то через несколько лет меня могут повысить до должности управляющего.
Септембер непочтительно фыркнул.
— Уп'щий — что это такое, друг Этан? — с любопытством спросил Гуннар.
— Я буду руководить другими в работе, которую делаю сейчас, наблюдать за ними. Когда сюда приедет следующий комиссар и начнет набирать на службу транов, которые будут выступать в качестве агентов Содружества на
Тран-ки-ки, он и для транов введет подобные должности. Ты тоже будешь подходящим кандидатом для одного из таких важных постов, Гуннар.
— Он не займет ни одного из этих постов, — сказала Эльфа
Курдаг-Влата, кладя властную лапу на плечо рыцаря, который не мог отодвинуться от нее из-за своей сломанной ноги. — Когда не станет моего отца, Гуннар будет моим супругом-соправителем в Уонноме.
— Ну что же, это тоже очень недурная должность управляющего, — признал Этан с улыбкой. Они не могли видеть его улыбки сквозь маску его комбинезона. Подражая Септемберу, он ее отодвинул и ахнул, когда по лицу хлестнул студеный ветер.
Шок прошел быстро. Ветер был не сильнее дюжины узлов в час. К тому же температура была мягкой и день даже казался жарким. Он наблюдал, как белое море проскальзывает под дюраллоевыми полозьями ледохода. Может, скоро он вообще скинет комбинезон и всю одежду и примет солнечную ванну в укрытии центрального салона.
Он подумал, какие у него еще варианты, не считая очевидного. Как насчет далекой богатой Колетты дю Кане? К этому моменту он приобрел достаточно веры в себя, чтобы на равных встретиться с этой чрезвычайно сдержанной женщиной. Возможно, ему следует подумать, не изменить ли собственное решение.
Особенно, если вдруг окажется, что он потерял место.
— Ты вернешься обратно, сэр Этан? — с надеждой спросил Гуннар.
— Я бы хотел.
— Я тоже, приятель.
Оставив Гуннара и Эльфу любезничать друг с другом, двое землян пошли по палубе.
— Мы приобрели здесь немало друзей, Сква.
— О, я вернулся бы не только по этой причине, дружище. — Великан понимающе улыбнулся. Эта улыбка делала его похожим наполовину на дьявола, наполовину на пророка. — У меня друзья рассыпаны по всему Содружеству, на стольких мирах, что я их всех не упомню. Дело в том, что мне надо еще навестить другие места. Например, на Аласпине есть девчушка, археолог, которая думает, что на что-то такое наткнулась. Она уже пару лет зовет, чтобы я заехал туда и помог ей на каких-то крупных раскопках. А поскольку я на Аласпине был до этого всего один раз, я, наверное, мог бы туда заглянуть и снова с ней повидаться.
— Но если не из-за друзей, то из-за кого же еще ты котел бы вернуться обратно?
— Из-за кого, мой юный приятель? — улыбка Септембера стала еще шире.
— Вы же видели резьбу и надписи и мозаики в горном городе, и вы слушали, как наш ученый друг Миликен строил гипотезы об иной экологии, где преобладающим цветом будет зеленый, а не белый.
Быстрый переход
Мы в Instagram