Изменить размер шрифта - +
И такого рода шаги уже начинают предпринимать.
     - Но подумайте о том, что представляют собой современные люди, по плечу ли им такая гигантская задача? Ведь они вечно ссорятся,

мошенничают, терпят крах и попусту растрачивают свою жизнь.
     - Плешивые старцы, которые деспотически правят племенем, уже на краю могилы. Слава богу, существует смерть. Ведь мегатерии могут умереть. А

если им в этом помочь, они могут очень скоро умереть.
     - Ну а что придет им на смену? - спросил я. - Новая поросль все тех же самых сорных трав. Еще одна вариация на тему человеческого бессилия.
     Я взглянул на своего собеседника. Он смотрел на старый железнодорожный мост, и лицо его выражало спокойную уверенность, - как видно, на

него не произвели впечатления мои слова. Несколько минут он молчал, углубившись в свои мысли. Потом повернулся ко мне.
     - Блетсуорси, - начал он, - в наши дни уже можно составить себе представление, правда пока еще смутное, о том, что может сделать человек в

окружающем его физическом мире, - авиация, подводные лодки, радио, уничтожение расстояний, чудеса современной хирургии, борьба с эпидемиями...

Но вряд ли кто из нас задумывался о том, какие меры надо предпринять, чтобы в корне перестроить человеческое сознание. А ведь это надо будет

сделать в несколько лет. Просвещение до сих пор еще в допотопном состоянии. Догматы нашей религии и принципы нашей морали вызывают улыбку даже у

четырнадцатилетнего мальчишки. И что же вы думаете, так все и будет продолжаться?
     Я молчал, продолжая упрямо стоять на своем.
     - Возьмем, например, нашу с вами жизнь. Разве удалось нам использовать хотя бы десятую долю наших способностей? При господствующей системе

образования едва ли один процент всех получаемых знаний идет впрок. Все остальное - ерунда, рутина, ложное направление умов. Каким примитивным,

глупым, жадным, разболтанным ротозеем был я в те оксфордские дни, когда втянул вас в эту историю! А ведь я получил первоклассное по тем временам

образование. Редко с кем так возились, как со мной. А вы...
     - Я тоже был изрядным ротозеем, - признался я.
     - А что могло бы получиться даже из такого второсортного материала, как мы с вами, если бы дать нам настоящее рациональное образование и

если бы мы выросли в мире подлинной цивилизации, а не среди всеобщей грызни, лицемерно прикрытой пышными фразами? Но просвещение как-никак

распространяется. И надо сказать, наши современники - самые обыкновенные люди - гораздо лучше разбираются в себе, чем их отцы и деды: они умеют

вовремя сдержать порыв неразумного гнева, отдают себе отчет в своих симпатиях и антипатиях, умеют выйти из самого затруднительного положения и

стали гораздо откровеннее. Это только первые проблески новой духовной культуры, основанной на самоконтроле, а не на догмате и дисциплине.
     Распространение новых идей вызвало к жизни и новый уклад жизни, более широкий взгляд на вещи. Многие до сих пор воображают, будто любовь

осталась той же, какой была сто лет назад. Ничего подобного! Точно так же обстоит дело и с ненавистью. В деловом мире теперь меньше алчности,

взаимного недоверия и конкуренции. На долю каждого человека сейчас выпадает раза в четыре меньше всяких каверз и неприятностей, чем во времена

Диккенса и Теккерея. Если вы мне не верите, перечитайте их.
     Достаньте старый номер "Панча", выпущенный лет пятьдесят назад, сколько там пошлости и снобизма, - после этого вам покажутся прямо-таки

невинными политические остроты в современных журналах.
Быстрый переход
Мы в Instagram