Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
С другой стороны, он несколько застоялся без работы, как породистый скаковой конь застаивается без скачек и соревнований. Кроме того, отказываться от заказов без серьезных причин было не в его правилах — это могло плохо сказаться на профессиональной репутации.

Поэтому он поднес аппарат к уху и твердым, уверенным голосом, который должен был произвести достойное впечатление на клиента, проговорил:

— Слушаю вас!

— Только на вас я надеюсь! — выпалил незнакомый женский голос. — Только вы можете меня спасти!

Леня помрачнел: он вообще не любил заказчиков-женщин, считал их непредсказуемыми и ненадежными. Кроме того, ему не нравилось, когда к нему обращаются в возбужденном и расстроенном состоянии. Заказчик должен обдумать свое поручение, принять взвешенное решение и только тогда обращаться к специалисту высокого класса, каким Леня не без основания себя считал.

— Кто посоветовал вам обратиться ко мне? — осторожно спросил он женщину.

В ответ она назвала имя, весьма уважаемое в Лениных кругах. Это был человек умный и осторожный, он не стал бы впутывать Маркиза в темную историю, и его рекомендации Леня вполне доверял.

— Вы знаете мои расценки? — задал он второй вопрос, все еще смутно надеясь отбиться от заказа.

— Деньги не имеют значения! — без раздумий ответила клиентка.

Маркиз вздохнул и предложил встретиться на следующий день в небольшом загородном ресторане.

— Я очень прошу вас, давайте встретимся прямо сейчас! — взмолилась женщина. — Это вопрос жизни и смерти!

Леня вздохнул и согласился, хотя новый заказ нравился ему все меньше и меньше. Он очень не любил «вопросы жизни и смерти», предпочитая безопасные и виртуозные похищения произведений искусства или старинных драгоценностей.

Ресторан, в котором Маркиз назначил встречу с заказчицей, располагался в тридцати километрах от города, на самом берегу Финского залива. Оставив машину на шоссе, Леня прошел последние двести метров по вьющейся среди сосен тропинке и оказался на вершине песчаной дюны, где стояло легкое здание из металла и стекла. Леня сел за столик на открытой террасе, над которой нависал бетонный ко-зырек, надел черные очки, чтобы глаза не слепило отражающееся от глади залива солнце, и огляделся по сторонам. На пляже было еще малолюдно — море не прогрелось, и пляжный сезон не начался. Кроме того, в этом месте берег был каменистым и не очень подходил для любителей раннего загара. Только несколько особенно устойчивых личностей расположилось на камнях возле самой кромки прибоя, да молодой парень в джинсах и бежевой бейсболке выгуливал красивого бежевого ретривера. Он бросал своему псу короткую палку, ретривер взлаивал, огромными прыжками мчался за палкой и приносил ее хозяину. Похоже, обоим развлечение не надоедало.

Возле Лени возник вежливый официант. Леня заказал кофе-эспрессо и продолжил осматривать окрестности.

Погода была прекрасной, на горизонте отчетливо виднелись контуры Кронштадта, можно было различить купол знаменитого собора. Маркиз вспомнил, что его бабушка когда-то говорила про особенно жидкий, прозрачный чай «Кронштадт видно».

Ресторан по дневному времени тоже был почти пуст, только за соседним столиком сидела семья —молодые родители и капризный ребенок лет пяти. Мальчишка то и дело хныкал, что-то требовал у родителей, в общем, всячески портил им жизнь. Леня хотел пересесть за другой столик, подальше от нарушителя спокойствия, но с того места, где он сидел, очень хорошо просматривались все подходы к ресторану.

Официант принес чашку горячего кофе и непременный стакан с холодной водой. Леня пригубил напиток, откинулся на спинку стула и снова принялся наблюдать за ретривером.

Когда пес принес палку хозяину четырнадцатый раз, Маркиз взглянул на часы.

Быстрый переход
Мы в Instagram