Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Явная нервозность брата близнеца начала его забавлять. Обычно Кайлу удавалось скрывать природную импульсивность под маской спокойной сдержанности. Однако сегодня он, по видимому, потерял контроль над собой. Просто из кожи вон лез.
– Ну, если наш дорогой отец все еще жив, что же заставило тебя снизойти до моего убогого жилища?
Кайл нахмурился. Пройдет еще несколько лет, и его мрачный характер проявится в резких морщинах вокруг рта, подумал Доминик. Пока же лицо брата казалось таинственным отражением того, что Доминик каждое утро видел в зеркале. Разве что чуть чуть полнее и глаза, может быть, потусклее. И тем не менее они абсолютно одинаковые, как две горошины в стручке. Оба ростом немного выше среднего, худощавые, широкоплечие, с темными, слегка вьющимися волосами. Мальчиком Доминик упивался этим сходством. Сейчас он его ненавидел. Ужасно несправедливо, что они похожи лишь внешне, а во всем остальном совершенно разные.
– Может быть, братская любовь.
– Вы что, считаете меня круглым дураком, лорд Максвелл?
– Да. – Брат окинул захламленную комнату презрительным взглядом. – Думаю, ты мог бы больше преуспеть в жизни.
Доминик стиснул зубы. Его образ жизни – не предмет для обсуждения с братом.
– По всей вероятности, ты здесь потому, что тебе что то понадобилось. Хотя я не представляю, что может предложить никчемный младший сын лорду и наследнику Рексэма.
К тому же, подумал он, если Кайлу и в самом деле что то от него понадобилось, он с самого начала не так себя повел.
Брат, по видимому, тоже это понял и заговорил более спокойным тоном:
– Ты прав. Мне нужна помощь, оказать которую сможешь только ты.
– Неужели?
По глазам Кайла было видно, насколько тому ненавистна сама необходимость просить помощи у брата.
– Мне нужно, чтобы ты на некоторое время притворился мной.
После минутного шока Доминик расхохотался:
– Не говори ерунду. Незнакомцев я еще мог бы провести, но только не тех, кто тебя хорошо знает. И потом, с какой стати? Это все детские игры.
Вообще то Доминику всегда лучше удавалось играть роль брата близнеца, чем Кайлу. Но они не менялись местами с тех пор, как окончили школу. Вернее, школы. Иногда Доминик размышлял о том, как бы сложилась его жизнь, если бы они оба учились в Итоне.
– Здесь… особые обстоятельства. Ты будешь среди чужих людей. Ни один из них со мной не знаком. – Кайл немного помолчал, видимо, колеблясь. – Я возмещу тебе потраченное время.
Доминик, направившийся было к буфетной, круто обернулся. Глаза его сверкнули.
– Убирайся вон! Сию же минуту.
Старший брат в свое время достаточно помыкал им и, бывало, предавал его, однако подкупить Доминика ему не удастся.
Кайл вынул из внутреннего кармана сюртука свернутые в трубку бумаги. Бросил их Доминику:
– Вот твоя награда, если ты успешно выполнишь мое задание.
Доминик поймал листы на лету. Развернул. Остановился на месте, ошеломленно глядя на брата.
– Это же документы на владение поместьем Брэдшоу!
– Я в курсе.
Кайл взял бумаги из рук брата и сунул их обратно в карман.
Будучи младшим сыном, Доминик мог рассчитывать лишь на скромное денежное содержание, достаточное лишь для того, чтобы поддерживать уровень жизни, достойный джентльмена, в то время как Кайлу предстояло унаследовать все состояние лорда Рексэма. Такова награда за то, что он появился на свет из чрева матери на десять минут раньше, чем Доминик. Мало того что в один прекрасный день Кайл займет свое место среди самых высокопоставленных английских лордов, в день совершеннолетия – в тот день, когда им обоим исполнился двадцать один год, – он получил поместье Брэдшоу. Прекрасное, ухоженное поместье в графстве Кембридж с великолепным особняком. Доминик не колеблясь продал бы душу дьяволу за это поместье, и Кайл об этом знал.
Быстрый переход
Мы в Instagram