Loading...
Изменить размер шрифта - +
Никто от этого не выиграет.
– Чем меньше говорить о звере, тем лучше. Она обернулась к Доминику, кинулась в его теплые нежные объятия. Да, она далеко не сразу познала, что такое любовь, но уж теперь то хорошо это знает. Любовь сжигает сердце, пронизывает каждую клеточку ее существа страстью и одновременно дружеским чувством, преданностью, желанием защитить.
– Ты как то сказал, что покинешь Уорфилд, лишь только я тебя об этом попрошу. Если когда нибудь я настолько обезумею, что обращусь к тебе с такой просьбой, ни в коем случае не уезжай.
Он засмеялся и поцеловал ее в ухо.
– Не беспокойся, любовь моя. Боюсь, в этом случае я не смогу остаться джентльменом и не сдержу свое слово.
Она спрятала лицо у него на груди, услышала сильные удары его сердца.
– Можешь не быть джентльменом, только не покидай меня. Никогда.

ЭПИЛОГ

Добросовестная и удачливая во всем, леди Люсия Ренбурн сумела и для своей свадьбы выбрать идеальный сентябрьский день. Венчание состоялось в церкви Дорнлея, чтобы все их соседи смогли присутствовать.
Церемония проходила гладко, если не считать того, что нервничавший жених выронил кольцо. Оно катилось по каменному полу, пока шафер его не поднял. Доминик очень хорошо понимал жениха. На своей свадьбе он тоже очень волновался, несмотря на то что гостей было намного меньше.
Церемония венчания закончилась жарким поцелуем, после чего гости высыпали на церковный двор в ожидании появления новобрачных. Мэриан крепко держала Доминика под руку. Она теперь значительно лучше чувствовала себя в толпе, чем раньше, однако хрупкой маленькой женщине ничего не стоило затеряться среди такого количества людей.
Счастливые дети носились вокруг, размахивая шестами с лентами, взрослые непринужденно болтали. Всем раздали корзинки с лепестками роз.
Мэриан внезапно начала проявлять беспокойство.
– Я сейчас вернусь.
Она кинулась прочь. Доминик с ухмылкой отметил, что при всем своем безупречном бледно зеленом туалете и элегантно убранных под шляпку волосах туфли она все таки уже умудрилась сбросить.
– Я рад, что она не стала до конца цивилизованным человеком, – услышал он голос Кайла.
– Ну нет, такая опасность ей не грозит, – с улыбкой заметил Доминик, вспоминая прошлую ночь. Можно многое сказать в пользу женитьбы на страстной язычнице ..
Он обернулся к брату. Со вчерашнего дня, когда они с Мэриан прибыли в Дорнлей, им с братом так и не удалось поговорить наедине. Однако он видел, что Кайл стал намного спокойнее по сравнению с их последней встречей в Уорфилде. Тогда, после потери любимой женщины да к тому же подозревая, что его предали, брат казался крайне напряженным. Теперь он выглядел… уравновешенным, умиротворенным, каким Доминик не помнил его с детства, с тех пор, когда они были мальчишками.
– Ты еще не разговаривал с Рексэмом? Так как у Мэриан нет близких родственников мужского пола со стороны Грэма, наш старик задумал подать прошение, чтобы титул передали вам с ней. – Кайл усмехнулся. – Так что в конце концов ты станешь графом.
– Господи…
– Ну что, хочешь стать следующим лордом Грэмом? Доминик не знал, что ответить.
– Титул для меня не имеет большого значения. – И жена для него является драгоценным сокровищем сама по себе, не за ее семейные титулы. – Я спрошу Мэриан, что она думает насчет этого.
Кайл стал серьезным.
– Я собираюсь уехать Из Англии, Доминик. Не знаю, когда вернусь. Я задержался только на время свадьбы Люсии. Завтра я уезжаю.
– Проклятие!
Доминик прикусил язык. Едва сдержался, чтобы не начать уговаривать брата остаться. Кайл заслуживает того, чтобы найти свое собственное счастье.
– Я… я буду по тебе скучать.
– Я тоже. Какая ирония судьбы, правда? Уезжать именно сейчас, когда мы наконец помирились.
Быстрый переход