Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Герцог ничего не возразил на это, но Ромни Вуд понимал с болью в сердце, как сильно ему будет не хватать людей, с которыми он столько лет служил и не раз смотрел в лицо смерти. Он прекрасно понимал, что дружба, которую он обрел на войне, не может сравниться с теми отношениями, что складываются между людьми в мирное время, и уже заранее тосковал по этой дружбе.

— Я дома! — попытался ободрить себя полковник, прокладывая путь среди толпы и завалов груза на пристани.

Однако в следующую минуту все сантименты были тут же забыты, и он выругался вслед носильщику, налетевшему на него со своей тележкой.

В этот день уже не было никой надежды выбраться из Дувра, и только благодаря своему высокому званию и внушительной, властной манере держаться полковнику удалось найти комнату, где он мог бы переночевать.

Утро следующего дня принесло ему бесчисленное множество проблем, связанных с улаживанием дел подчиненных из его собственного полка, которым он вызвался помочь до своего отъезда.

Помимо всего прочего, у него была назначена важная встреча, и ему было очень сложно найти подходящее место для конфиденциального разговора в гостинице, где царила такая же суета и неразбериха, что и на улицах.

Еще перед тем, как покинуть Францию, он обдумывал свое будущее по приезде на родину. Рассудив, что ему незачем ехать в Лондон, но придется пересечь всю страну, чтобы добраться до дома, полковник написал в адвокатскую контору, которая занималась его делами, а ранее — делами его отца, с тем чтобы они послали и , своего доверенного представителя в Дувр.

Договариваясь об этом, Ромни Вуд даже не представлял себе, насколько трудно будет с ним встретиться, фойе гостиницы было битком набито офицерами, так что просто нечем было дышать. С большим трудом он разыскал в этой толпе человека, ожидавшего его с каким-то отчаянным и слегка ошарашенным видом, оглушенного шумом и суетой, царящими здесь. При этом еще надо было найти комнату, в которой они могли бы спокойно поговорить, не прерываемые гомоном множества голосов.

В конце концов управляющий гостиницей предложил Ромни Буду воспользоваться его собственной конторой, и, когда дверь за ними закрылась, им показалось, что они попали в оазис блаженной тишины.

— Я не имел представления, мистер Гроссвайс, когда просил вас приехать на встречу со мной из Лондона, — сказал полковник адвокату, — что в Дувре царит такой хаос.

— Это вполне объяснимо, милорд, в подобных обстоятельствах, — кивнул мистер Гроссвайс.

Это был маленький, сухой старичок в очках, с умными, внимательными глазами и седой головой. Глядя на него, Ромни Вуд с чуть заметной улыбкой подумал, что безошибочно узнал бы в нем стряпчего где угодно и среди какой угодно компании.

— Прежде всего, — произнес лорд Хейвуд, когда мистер Гроссвайс уселся напротив него, держа на коленях свой раздутый портфель, — я бы хотел поблагодарить за те подробные письма, которые я получал от вас, будучи во Франции. Хотя должен признаться, что сообщения, полученные мной за последние восемнадцать месяцев, могут кого угодно повергнуть в уныние.

— Неудивительно, милорд, — ответил мистер Гроссвайс. — Очень многие молодые люди, подобно вам демобилизованные из армии, оказываются так же неприятно удивлены, ознакомившись с состоянием дел в Англии.

— Я слышал, что экономическое положение в военное время резко ухудшилось и сейчас стране грозит нищета и серьезные экономические трудности, — резко ответил лорд Хейвуд.

— Это так, — согласился с ним мистер Гроссвайс. — И я не хочу скрывать от вашей светлости тот факт, что Англию в ближайшем будущем ждет множество тягот, а также, несомненно, серьезные социальные потрясения.

То же самое лорд Хейвуд слышал и от герцога Веллингтона после его краткосрочного визита в Англию.

Быстрый переход
Мы в Instagram