Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Уехала?

— Да, прихватив чемоданы… по-моему, это навсегда.

— А вы случайно не знаете, в какую сторону?

Мартин улыбнулся.

— Паддингтонский вокзал… и, если память мне не изменяет, поезд на Свенси отходит только через полчаса.

 

— Спасибо.

— Всегда к вашим услугам, мисс…

Этот голос… Патриция подняла голову. Перед ней, загораживая весь проход, стоял улыбающийся Мак-Намара.

— Вы?

— По-моему, дорогая, вы выбрали довольно странный путь, чтобы добраться до Томинтула!

— Я никогда не поеду в Томинтул!

— Досадно… я уже взял билеты, а шотландцы, дорогая, не любят швырять деньги на ветер. Мы выйдем в Хединге и вернемся в Лондон.

— Нет.

— Да.

Малькольм вошел в купе, поставил чемодан на сетку и уселся напротив мисс Поттер.

— Почему вы решили сбежать, Патриция?

— Я не хочу больше вас видеть.

— Но почему? Я думал, вы меня любите…

— Я любила не вас, а того овцевода, который всему и всем верил.

— Так разве же я изменился?

— Вы оказались легавым! Вы обманули меня!

— Ошибаетесь… Долгое время я действительно был агентом бригады MU-5, но три года назад ушел в отставку. Это Бойланд приехал ко мне в Томинтул и уговорил помочь уничтожить банду торговцев наркотиками в Сохо. Я нисколько не изменился, Пат, и по-прежнему вас люблю.

— Но зачем вам понадобилось изображать такого невероятного персонажа?

— Во-первых, потому что я и вправду такой, а во-вторых, я точно знаю: хочешь действовать незаметно — привлеки к себе как можно больше внимания. В Ярде знали, что центр торговли наркотиками в Сохо — «Гавайская пальма». Мне требовалось проникнуть туда, не возбудив подозрений. Вот я и сочинил, будто таскаю с собой кучу денег — знал ведь, что у покойного Сэма Блума от этого слюнки потекут. Бойланд сказал мне, что «Нью Фэшэнэбл» и «Гавайская пальма» связаны, поэтому мне и надо было остановиться в этой жалкой гостинице… И тут моя роль наивного горца очень помогла. Я решил кататься на такси, пока не попаду куда надо. О вас я тоже знал и собирался изобразить безумную влюбленность… Но я не предвидел, что попадусь в собственную же ловушку!

— Хоть на этот раз, Малькольм, вы говорите правду?

— А иначе зачем бы я повез вас в Томинтул? Кстати, я просил Бойланда не говорить обо мне ни одной душе — и какую же кучу неприятностей с полицией это навлекло на мою голову!

— Как вы узнали, что я еду на этом поезде?

— Разве я не обещал вам, что мы еще увидимся, детка!

Тут Патриция снова расплакалась, а Малькольму, естественно, пришлось обнять ее покрепче и успокоить.

 

— Мистер Стивенс! Мистер Стивенс!

— В чем дело? Что стряслось? Пожар?

— Нет, шотландец.

— Хоть я и не особенно доверяю этим горцам, мистер Джонсон, но все же не понимаю, почему присутствие одного из них заставляет вас опасаться аварии?

— Но… мистер Стивенс, дело в том, что он устроил скандал!

— Скандал?

— Ну да, сидит, нежно обнявшись с дамой, и играет на волынке. Пассажиры давятся в коридоре, чтобы взглянуть на это зрелище… и к тому же, в нарушение порядка, их набилось в купе двенадцать человек!

— А что он играет, этот ваш шотландец, мистер Джонсон?

— Кажется, «Дорни Ферри».

— И не фальшивит?

— По-моему, нет.

Быстрый переход
Мы в Instagram