Изменить размер шрифта - +

— Перестань, — недовольно проговорила лежавшая на таком же топчане женщина. — Сами виноваты. Зачем поехали с ними? — Порывисто вздохнув, она резко отвернулась.

— Кто знал?! — взвизгнула первая. — Как будто мы с тобой в первый раз за счет хахалей жили!

— Так — в первый, — всхлипнула вторая. — Интересно, сколько нас тут держать будут? — немного помолчав, спросила она.

— Ты помнишь, сколько времени мы здесь?

— Около месяца. А может, чуть больше. Мы же не думали… — Не договорив, она заплакала.

— Зачем мы сказали, кем работали?

— Заткнитесь вы, — отчаянно крикнула лежавшая у стены на сене седая женщина средних лет. — Я здесь уже шесть месяцев. А вы… — Она тряхнула головой. — Ведь мне завтра исполнится тридцать восемь лет.

— Не может быть! — изумилась сидевшая в углу пожилая женщина с худым морщинистым лицом. — Я думала…

— Вот за эти полгода, — седая, вздохнув, тихо звякнула цепью кандалов, — я такой стала.

— Чего разговорились? — В зарешеченное отверстие железной двери заглянула рыжеволосая крепкая женщина в маске. — Дрыхните.

— Боятся, — подождав, пока шаги охранницы удалились от двери, вздохнула первая. — Лица закрывают. Но я любую из них по голосу или даже по походке узнаю. Никогда не была хулиганкой. Бывало, по пьяному делу, конечно, с какой-нибудь бабой сцеплюсь. А сейчас сплю и вижу… — Ее глаза на измученном лице зло сверкнули. — С превеликим удовольствием в горло любой из них вцепилась бы.

— Думаешь, ты одна? — чуть слышно спросила седая. — Только с этим, — она дотронулась до кандалов, — не вцепишься.

Молодая женщина с набитой хозяйственной сумкой медленно вошла во двор.

Увидев стоявшую перед вторым подъездом иномарку, на мгновение остановилась. В ее больших голубых глазах мелькнуло раздражение. Один из троих молодых людей, стоявших рядом с «мерседесом», поспешно шагнув вперед, открыл заднюю дверцу. Из машины неторопливо вышел крепкий молодой мужчина в темных очках. Сняв очки, сощелкнул с плеча замшевой куртки невидимую соринку.

— Помогите даме, — приказал он. Двое парней бросились вперед.

— Отстаньте! — не останавливаясь, сердито сказала женщина. Парни расступились и растерянно обернулись на мужчину. Он усмехнулся. Шагнув вперед, преградил женщине дорогу. Она остановилась и с явным облегчением поставила сумку.

— Зоя Андреевна, — с насмешливым участием заметил он, — зачем вы так делаете? Разве носить тяжести к лицу такой прекрасной женщине…

— По нынешним временам, — улыбнулась она, — чем тяжелее сумка, тем лучше. А русским бабам не привыкать носить тяжести.

— Зоя Андреевна, — вздохнул он, — вы могли бы жить…

— Послушайте, Григорий Яковлевич… — сердито перебила его Зоя.

— Все зависит только от вас. Вы могли бы купаться в золоте…

— Предпочитаю ванну с добавлением специальной соли, — засмеялась Зоя.

— Давайте не будем состязаться в остроумии, — недовольно проговорил он.

— Мне нужен ответ. Вы не передумали?

— Господи, — вздохнула Зоя. — Мы говорили об этом дважды. По-моему, в последний раз я все объяснила очень понятно. Если еще раз вы подойдете с подобным предложением, я буду вынуждена обратиться в компетентные органы.

Быстрый переход
Мы в Instagram