Изменить размер шрифта - +
Если еще раз вы подойдете с подобным предложением, я буду вынуждена обратиться в компетентные органы. Прощайте. — Подняв сумку, она пошла дальше.

— Ну, сучка, — прошипел он, — придется говорить с тобой по-другому.

— Да, — недовольно проговорил невысокий лысый мужчина. — Конечно, все это очень хорошо, но… — Вздохнув, поморщился. — Какие-никакие, все же люди. А…

— Люди так жить просто не смогли бы, — насмешливо фыркнула стройная молодая женщина в спортивном костюме. — А эти… — Она пренебрежительно махнула рукой. — Не люди, а просто похожие на человека существа. Я вообще не понимаю, как можно…

— Алиса, — пыхнув трубкой, прервал ее полный невысокий мужчина, — Никита Афанасьевич в какой-то степени прав. Потому как, используя такие методы, мы теряем, я в этом уверен, в прибыли.

— Господи, — снова усмехнулась Алиса, — что за мужчины пошли. — Но это было сказано гораздо тише.

— Все это, — сказал Никита Афанасьевич, — нужно будет решить на расширенном совете директоров. Алиса рассмеялась.

— Не нахожу нечего смешного, — сухо заметил Никита Афанасьевич.

— Совет директоров… — окончательно развеселилась Алиса. — Как вспомню… Ха-ха-ха. — Она вытерла повлажневшие от смеха глаза.

— Прекрати, Рутина! — недовольно бросил вошедший в комнату рослый мужчина в черном костюме.

Отвернувшись, Алиса прикрыла рот ладонью.

— Я хотел поговорить об условиях… — начал Никита Афанасьевич.

— Я все слышал. — По смуглому лицу вошедшего скользнула улыбка. — И выслушаю вас. Сегодня, — он взглянул на свои часы, — приезжайте ко мне. Все. Сегодня — день рождения брата, и я собираюсь широко отметить это событие. Перед началом мы все обсудим. Жду в восемь тридцать.

— Здравствуй, милый. — Войдя в спальню, Зоя Андреевна поцеловала сидевшего в инвалидном кресле худого мужчину. Тот, кивнув, слабо улыбнулся.

— Ты, наверное, не ел? — по ставив сумку, заглянула она в дверь кухни. — Ну, конечно.

Зоя всплеснула руками. — Я же поставила на плиту кастрюлю со щами и…

— Я не хочу, — вздохнув, негромко проговорил он и, тряхнув головой, тем же ровным тоном добавил:

— Я одного хочу — сдохнуть. Но сам на себя руки наложить не могу.

— Андрей, — сердито перебила его Зоя, — мы уже говорили об этом. И сейчас я говорю на эту тему в последний раз. Убивая себя, ты убьешь меня. А теперь давай обедать.

— Вот в том-то и дело, — опустив голову, прошептал он, — что…

— Лекарство, конечно, ты тоже не принимал, — укоризненно сказала Зоя.

— Как-то забылся. — Андрей виновато взглянул на нее. Вздохнув, снова опустил голову.

— Вот. — Зоя протянула Андрею таблетку и налила в стакан минеральной воды.

Запив таблетку и отдавая стакан, он несмело улыбнулся:

— Прости меня. Но когда тебя долго нет, я понимаю…

— Я люблю тебя. — Присев на табуретку, она обняла его. — И все время с тобой. Я люблю тебя, Андрюшка. — Зоя прильнула к его губам.

Андрей обнял ее.

— Мужики, — плотный мужчина выглянул из остановившегося «Запорожца» и обратился к двум небритым людям в грязной потрепанной одежде, — подработать не желаете?

— Чего делать-то? — с готовностью шагнул к машине один, — Делов на минутку.

Быстрый переход
Мы в Instagram