Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Теперь... теперь... ну что бы такое? Ах, вот что - рукопожатие! Багира протягивает лапу через решетку, я пожимаю.

До сих пор не пойму, как меня угораздило додуматься до такой штуки! Это, во-первых, было почти неисполнимо практически. При посторонней публике лезть за барьер не годится, кто-нибудь обязательно притащит служителя, - а посторонние, как показывал хотя бы наш тогдашний опыт, всегда могут возникнуть в самую неподходящую минуту и в самом несоответствующем месте. А во-вторых, это был дешевый неубедительный номер - ведь укротители в цирке и ложатся на тигров и львов, и в рот им голову кладут, - и что он стоил по сравнению с пантерой, которая говорит: "мама" и "мура"! С пантерой, которая без всякой предварительной дрессировки и без поощрения выполняет любые приказы! Так нет же - мне именно вот рукопожатие понадобилось, да еще немедленно, в дикой спешке, даже мысленные приказы не успеваешь толком обдумать и отработать, и сторож вот-вот появится, и некогда сообразить, а есть ли еще у тебя хоть какой-то резерв энергии, не сорвешься ли, номер-то опасный, - нет, нет, и думать некогда, и колебаться некогда, а впрочем, и не к чему, ничего теперь со мной не случится, волна несет меня на гребне, все будет отлично. "Не бойся, друг, пусть гибнут челны - ты счастье Цезаря везешь!"

Я перемахнул через барьер, - Славка испуганно ойкнул. Я стоял вплотную к решетке, смотрел в глаза пантере, и все шло хорошо, Багира сказала: "Мам-ма!" - и просунула меж прутьев свою атласистую лапу, и я пожал ее, с трудом удерживая в руке, - такая она была плотная, тяжелая, гладкая.

Я и сейчас отлично помню это радостное и тревожное ощущение! Тревожное не в том смысле, что я боялся, - нет, я чувствовал, что Багира мне послушна, - а так просто, от радостного возбуждения, от счастья возникла какая-то тревога, какое-то ощущение недолговечности этого счастья.

Все рухнуло в одну секунду. Я услыхал чей-то хриплый, отчаянный крик:

- О господи, царица небесная, о господи-и!

И я невольно повернулся на этот крик. Нет, дело не в том, что я повернулся почти спиной к пантере, продолжая держать ее лапу, а в том, что этот крик, полный ужаса, нарушил мое и без того шаткое душевное равновесие, и я на секунду, а может, на какие-то доли секунды оборвал контакт с Багирой. Ну, а ей хватило и долей секунды, чтобы восстановить естественный порядок вещей.

Она даже не зарычала - молча вцепилась лапой в мое плечо и, глубоко вонзив когти, начала с невероятной силой тащить меня сквозь прутья. Она уже высунула вторую лапу, чтобы поддеть меня с другой стороны, но тут сторож хватил ее палкой, потом начал отчаянно барабанить по прутьям клетки. Я чувствовал каждый его удар: содрогались прутья, судорожно дергались когти Багиры, но она все не выпускала меня. И тогда сторож, невнятно бормоча: "Батюшки-матушки! Что ж это? Ох ты, что ж это будет-то!.." - начал тыкать ей палкой в пасть, то и дело задевая меня локтем по лицу.

Я пытался отклонить голову, но она была плотно прижата к решетке, почти втиснута между прутьями. Я чувствовал горячее зловонное дыхание пантеры у себя на затылке. Багира рычала, шипела и фыркала, но меня все не отпускала. Наконец она яростно рявкнула и рванула лапу к себе, до костей раздирая мне плечо и спину. Сторож тут же схватил меня за руку и с такой силой отшвырнул от клетки, что я ударился о чугунную штангу барьера и каким-то образом умудрился ногу сломать.

В этот момент я потерял сознание, а очнулся, когда меня укладывали на носилки и вдвигали в машину "скорой помощи".

Ну дальше, как в "Больничной цыганочке" Галича: А потом нас, конечно, доставили

Санитары в приемный покой.

Нас - это меня в сопровождении Славки. Багира отделалась психическим шоком (а я, признаться, вспоминал в больнице, как сторож бил ее по лапам, тыкал палкой в пасть, и ужасался, что из-за моей дурости покалечили ни в чем не повинного великолепного зверя).

Быстрый переход
Мы в Instagram