Изменить размер шрифта - +

— Женщина, с которой вы только что говорили... мисс Элизабет Камерон... каким рейсом она летит?

Девушка заколебалась. Мэтьюз сунул ей свое удостоверение чуть ли не в лицо.

— Одну минутку, пожалуйста. — Она уже забыла про ту белокурую женщину. Надо было оформить шесть билетов туристского класса и кроватку для младенца. А тут еще очередь выросла. — Как ее зовут?

— Камерон. — Мэтьюз готов был схватить ее за блузку и встряхнуть. — Элизабет Камерон. Вы только что говорили с ней.

— А, да. Но она никуда не летит, сэр. У нее был заказан билет до Мехико, но она опоздала и ликвидировала свой заказ.

Мэтьюз обернулся. Элизабет была уже далеко. Она быстрым шагом направлялась в сторону ресторана и бара. Еще минуту, и он потеряет ее из виду. Этого он не мог допустить. Итак, она отказалась от билета, и след потерян. Мэтьюз не стал больше ничего слушать и отошел. Кассирша начала было говорить, что есть еще один билет, заказанный на другое имя, но обнаружила, что Мэтьюз уже ушел.

Келлер направился к кассе. Он шел медленно, оглядываясь по сторонам. Дважды сталкивался с людьми, шедшими в противоположную сторону. Элизабет нигде не было видно.

Он опоздал. Опоздал намного. Она, наверное, решила, что он не придет, и вернулась домой. А может быть, услышала новости по транзистору у книжного киоска и решила порвать с ним.

Келлер стоял в толпе, поглядывая во все стороны — налево, направо и в сторону офиса авиакомпании, где они должны были встретиться. Он обещал ей никого не убивать. Обещал приехать в аэропорт и начать новую жизнь с ней, где не будет места убийствам. И не выполнил своего обещания. Пожертвовал их счастьем ради более важного дела. Он понимал это, но поступить иначе не мог.

Келлер подошел к кассе вместе с толпой других пассажиров и встал в очередь. Она двигалась медленно. Какой-то мужчина надолго застрял у кассы — его не устраивали предлагаемые ему места. Кругом стоял обычный для аэропорта шум. Но Келлер не слышал ничего и даже хныканья капризного ребенка, стоявшего впереди него, которого мать держала за руку и не отпускала от себя. Он высматривал Элизабет. Один раз в группе деловых людей мелькнула яркая, как подсолнух, белокурая головка, но, увидев чужое лицо, Келлер отвернулся. Он крутился во все стороны, раздражая стоявших позади людей. Подошла его очередь, а он так и не решил, что ему делать. Он хотел только узнать, нет ли для него какой-либо весточки.

На него смотрела та же девушка, с которой говорила Элизабет. Келлер молчал, не зная, как ему спросить.

— Чем могу помочь вам, сэр?

— Моя фамилия Теллер, нет ли для меня чего-нибудь?

Кассирша взглянула на список пассажиров и подняла взгляд.

— Для вас есть билет на рейс БН 703 три компании Браниф до Мехико. Было заказано два билета на самолет нашей компании на имя Камерон, но вы опоздали, и леди перезаказала ваш билет. От своего она отказалась.

— Когда?

— О, минут пятнадцать назад. Вы, наверное, разошлись. Она просила вам кое-что передать.

Значит, Элизабет узнала насчет Джексона и решила не лететь с ним. Келлер взглянул на лежащий перед ним билет.

— Она просила сказать вам, что приедет, как только сможет. Но вы должны лететь один и ждать ее. Она просила также передать вам, что любит вас, — улыбнулась девушка за конторкой.

У Келлера был такой несчастный вид, когда он услышал про один билет. Многие отправлялись в Мехико провести там медовый месяц или пожениться.

— Вот ваш билет. Поторопитесь пройти в зал компании Браниф. Багаж можете сдать вон там.

Келлер взял билет:

— Спасибо, у меня нет багажа.

Он опоздал на какие-то минуты и разошелся с Элизабет. Может быть, черт с ним, с этим самолетом? Попытаться найти Элизабет? Но потом он вспомнил, что она говорила ему в гостинице, когда они лежали, насытившись любовью: «Мы будем там в безопасности.

Быстрый переход
Мы в Instagram