Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

И здесь не было ни одного из обычных тайников. Он не нашел ни бумаг, ни пакетов, приклеенных под дно или на заднюю стенку ящиков. Никаких ценностей, спрятанных в носки или туфли. В ящике тумбочки у кровати оказался свежий «Путеводитель телезрителя», в котором некоторые программы были перечеркнуты желтым фломастером. Рядом был блокнот, остро заточенный карандаш и чистый носовой платок.

Он находился в доме уже почти час, когда наконец-то нашел что-то интересное. Под подушкой лежал дневник. Он был переплетен в глянцевую кожу с замочком, а замочек был заперт на ключ. Финн сунул было руку в карман за перочинным ножиком, но вдруг услышал, что в замке поворачивается ключ.

– Черт побери, Фрэн! – Его взгляд метнулся обратно к чулану, но он тотчас же отказался от этой мысли. Во-первых, потому, что она была слишком банальна, а во-вторых, такой поворот событий показался ему просто унизительным. Лучше встретиться с врагом лицом к лицу, чем прятаться от него. Поэтому Финн шагнул вперед, к двери спальни, как раз в тот момент, когда внизу Джеф вошел в холл и, посвистывая, направился на кухню.

– Ты не кажешься слишком расстроенным, правда? Ах ты, сукин сын! – пробормотал Финн и скользнул к лестнице.

 

Он налил стакан молока, положил красивое печенье к чаю на блюдце китайского фарфора и поставил все это на поднос вместе с еще одним розовым бутоном.

Теперь она уже отдохнула, уверенно размышлял Джеф. Она уже чувствует себя лучше, привыкла к новой обстановке. Скоро, очень скоро она увидит, как замечательно он умеет о ней заботиться.

Финн ждал наверху у лестницы. Он слышал, как Джеф насвистывал, слышал, как гремела посуда. Потом раздались шаги, тихий щелчок, через несколько мгновений еще один.

И больше ничего.

Да куда же пошел этот мерзавец? – подумал Финн. Неслышно ступая, спустился по лестнице. Он скользил как тень из комнаты в комнату. Но когда дошел до кухни, был просто ошарашен. На столе лежала открытая коробка из-под печенья, в воздухе еще чувствовался сладкий запах сахарной глазури. Но Джеф растворился как дым.

 

– Да, очень красивая. – Она заставила себя улыбнуться ему в ответ. – Я приняла душ. Поверить не могу, что ты сумел подобрать мои любимые марки.

– А ты видела полотенца? По моему заказу на них вышиты твои инициалы.

– Да, я знаю. – Внутри у нее все сжалось. – Как это мило с твоей стороны, Джеф! А это что, печенье?

– Да, твое любимое.

– Точно, мое любимое. – Глядя на него, Дина подошла поближе, стараясь не скрежетать зубами. Не отводя взгляда от глаз Джефа, выбрала одно печенье., аккуратно надкусила. – Замечательно, – и отметила, что он перевел взгляд на ее рот, пока она жевала откушенный кусочек. – Тебя так долго не было.

– Я вернулся, как только смог. На следующей неделе подам заявление об уходе. У меня отложено полно денег, плюс наследство от дяди. Я больше не оставлю тебя одну.

– Мне здесь так одиноко. Я ведь совсем одна. – Она присела на край кровати. – Ты теперь останешься со мной, правда?

– Столько, сколько ты захочешь.

– Сядь рядом со мной, – словно приглашая его, она прикоснулась к покрывалу кровати рядом с собой. – Кажется, если ты теперь все объяснишь, то я смогу понять.

Дрожащими руками он поставил поднос.

– Ты не сердишься?

– Нет, я все еще немного боюсь. Мне так страшно оставаться здесь взаперти.

– Извини меня. – Он опустился рядом с ней, стараясь к ней не прикасаться. – Когда-нибудь все изменится.

– Джеф, – она прикоснулась к нему, накрыв его ладонь своей, – почему ты решил это сделать? Почему ты решил, что настал подходящий момент? – Я знал, что это должно случиться скоро, до свадьбы.

Быстрый переход
Мы в Instagram