Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Он стрелял в тебя, Финн. Это он стрелял в тебя. И еще он убил Тима.

Она подпрыгнула от резкого визга тормозов.

– Ну-ну… – Дженнер выбрался из своего автомобиля на несколько мгновений раньше, чем притормозили две черно-белые патрульные машины. Финн, несший на руках Дину вниз по лестнице, – это была не совсем та картина, которую он ожидал увидеть после истерического звонка Фрэн Майерс. Но и это зрелище его вполне удовлетворило. – Вы опять сделали все самостоятельно, мистер Райли.

– Разве можно доверять репортеру, лейтенант?

– Думаю, что нельзя. Рад вас видеть, мисс Рейнольдс. Счастливого Рождества.

 

Но ее сердце все еще болело.

Как часто говорил Джо еще в ее бытность репортером – у нее было слишком доброе сердце.

Но сейчас она не могла позволить себе расстраиваться. Через тридцать минут ей предстояло вести шоу.

– Привет.

Дина посмотрела вверх и увидела Финна.

– И тебе привет.

– У тебя найдется свободная минутка?

– Для тебя даже несколько. – Повернувшись на кресле, Дина протянула ему обе руки. – Разве ты не спешил на самолет?

– Я позвонил в аэропорт. Мой рейс откладывается на два часа. У меня появилась куча свободного времени.

Ее глаза недоверчиво блеснули.

– Ты, случайно, не собираешься опоздать на самолет?

– Знаю, знаю. Мы с тобой уже все обсудили. Я должен работать, и ты не будешь меня содержать, если меня выгонят. Я еду в Рим. Всего лишь на неделю позднее, чем было запланировано. – Он наклонился и поцеловал ее. – Просто я подумал, что у меня есть время попробовать еще раз уговорить тебя поехать вместе со мной.

– Я тоже должна работать.

– Сейчас вся пресса набросится на тебя. Она подняла брови.

– Ах, обещания, обещания! – Встала со стула, повернулась. – Как я выгляжу?

– Как то, от чего мне не хочется уезжать за несколько тысяч миль. – Он приподнял ее подбородок, посмотрел в глаза. – Ты все еще переживаешь.

– Мне уже лучше. Финн, мы с этим справимся. – Она увидела, как изменилось, потемнело его лицо. – Не надо.

– Не знаю, сколько времени пройдет, пока я смогу закрыть глаза и не видеть тебя в той комнате. Подумать только, ты была там все это время, все эти часы, и я ходил прямо над тобой. – Он резко прижал ее к себе. – Я все еще хочу его убить.

– Он болен, Финн. Над ним столько лет издевались. Ему надо было как-то защититься, и он выбрал телевизор. И однажды, когда его дядя умер, я вошла с экрана прямо в его жизнь.

– Мне наплевать, болен он или нет, извращенец он или нет, трогательно это или нет. – Он опять отодвинул ее от себя. – Я не могу, Дина. Я не хочу больше об этом думать. И я не могу видеть, как ты себя в этом обвиняешь.

– Я не обвиняю себя, нет. Знаю, что я здесь ни при чем. Я не виновата ни в чем, что он сделал. – И все-таки она не могла не вспомнить о Тиме, чье тело было найдено в багажнике машины на стоянке в центре города. – Я никогда не была для него настоящей, Финн. Даже когда мы работали вместе. Я была для него только картинкой, образом, видением. Все, что он сделал, он сделал потому, что не правильно истолковал этот образ. Я не могу винить себя за это. Но я могу чувствовать боль.

– Ди, – в комнату вошла Фрэн, подмигнула Финну. – На счет «пять» нам нужна звезда.

– Звезда готова.

– Я могу отложить рейс, остаться здесь на пресс-конференцию после шоу.

Быстрый переход