Изменить размер шрифта - +
Среди пленников есть человек, служивший у генерала Мондрагона. Велите привести его сюда и пусть назовет кличку, под которой знали этого молодца генеральские революционеры. Хотя могу избавить от лишнего беспокойства, предрекаю: парень ответит "Сабадо".

- Едва ли, - рассудительно заметил Рамон Солана-Руис, - военно-полевому суду, который я имею честь возглавлять, нужны дополнительные свидетельства. Любой, кто проник в пределы мексиканской территории, обладая незарегистрированным огнестрельным оружием, любой, кто сознательно связался с террористами, должен готовиться к длительному тюремному заключению. При условии, конечно, что суд окажется милосерден, и смертного приговора не вынесет. Но сеньор Сабадо на милосердие рассчитывать не вправе. Он долго издевался над нами; теперь я вижу прекрасную возможность покончить с этими издевательствами.

Посмотрев на лейтенанта Эрнесто Баррагу, Рамон помедлил и сказал:

- Впрочем, чтобы никаких сомнений не оставалось... Приведи этого парня. Как его зовут, сеньор Хелм?

- Траутманом.

- Отлично. Траутмана и приведи.

Маленький лейтенант отдал честь, развернулся и зашагал прочь.

Сомерсет понял: терять нечего. Он рванулся вперед и выхватил у меня из-за пояса браунинг. Даже будучи совершенно здоров, я дозволил бы проделать это невозбранно; тем паче не собирался препятствовать господину Субботе, рискуя растревожить сквозное ранение, умело причиненное Танком Рутерфордом, ныне покойным.

- Все пошло насмарку после того, как появился ты! - проскрежетал Сомерсет, глядя на меня с лютой ненавистью. - Но ты отправишься вместе со мною, Хелм!

Больше всего меня тревожил стоявший за спиною Сомерсета боец. Парню стоило спустить курок - и маленькие пули калибра пять и пятьдесят шесть сотых миллиметра прошили бы мерзавца насквозь, а потом неизбежно поразили меня. Штурмовая винтовка не отличается большой пробивной способностью, но при пальбе в упор и ее мощи хватило бы с избытком.

Солдат оказался смышленым и отпрянул в сторону, дабы стрелять под более-менее безопасным для окружающих углом.

Я выждал ровно столько, сколько требовалось господину Субботе, чтобы поднять курок. В их агентстве, по-видимому, не умели пользоваться самовзводным приспособлением. Или брезговали оным, не знаю.

Вспомнив о бронежилете, напяленном под охотничью куртку, я трижды выстрелил Сомерсету в лицо из припрятанного за спиной двадцатидвухкалиберного пистолета.

 

Глава 33

 

Я очнулся в знакомой постели, посреди знакомой комнаты; надо мною склонялось очень знакомое женское лицо. На щеке женщины был прилеплен кусочек пластыря.

Несколько секунд казалось, будто я видал сумбурный сон, вызванный сотрясением мозга, и не покидал усадьбы Шонфельдов. Никогда не выезжал из Кино-Бэя вместе со смуглой девушкой по имени Антония; никогда не встречал прохвоста по имени Артуро; и еще не убил высокопоставленного прохиндея по кличке Сабадо. Возможно, Антония по-прежнему живет и здравствует в Эрмосильо...

Но тот же час я осознал, что случившееся отнюдь не было сновидением. Я облизнул губы.

- Каким образом... каким образом я снова здесь очутился, Джо?

- А, защебетал, - откликнулась доктор Бекман. - Совсем, как неделю назад... Все возвращается на круги своя, дорогой!

- По-прежнему дорогой?

- Это у меня выражение такое, - пояснила Джо. - Все пациенты зовутся дорогими. Дорогой-Номер Один, Дорогой-Номер Два, Три и так далее. Тебя оперировали в клинике Гуаймаса, но выздоравливать определили сюда. Избыток убитых и раненых norteamericanosвызвал бы нежелательные пересуды, которых даже твоему приятелю Рамону заглушить не удалось бы, невзирая на весь его политический вес. А!.. Рамон велел передать тебе, что оружие благополучно разыскано и отправлено по вполне приемлемому назначению. Сказал, ты не без интереса узнаешь: все винтовки были системы НК-19, и калибра, принятого в войсках НАТО - семь и шестьдесят две сотых миллиметра.

Быстрый переход
Мы в Instagram