Изменить размер шрифта - +
Рейн дала ей шанс доказать, что она многое может сделать в этом основанном на жестокой конкуренции мире роскоши и шика, где никто другой даже не стал бы разговаривать с ней, поскольку у нее за плечами не было никакого опыта.

Оставшись одна, Рейн решила выпить чашечку кофе и лишь после этого полистать содержимое папок двух последних клиентов «Нового имиджа». Ну и денек, подумала она. Впрочем, ей следует быть благодарной за это. Если телефоны звонят не умолкая, стало быть, дело процветает. И уже в ближайшие месяцы она переедет в новое здание и откроет наконец свой бутик.

Рейн было несвойственно принимать все близко к сердцу. Обычно она выступала за сотрудничество с Шарон Мосби. Должно быть, она просто-напросто устала. Здорово устала. Но игра стоит свеч.

Она налила в чашку дымящийся черный кофе и, осторожно ступая, чтобы его не расплескать, направилась к письменному столу. И тут на пороге возникла Валери. Рейн была погружена в свои мысли и вздрогнула, увидев ее.

– Что случилось, Вэл? У тебя такой вид, будто ты встретила привидение.

Выражение лица Валери удивило ее. Она была бледна, еще недавно столь живые глаза потухли. Недоброе предчувствие закралось в сердце Рейн.

– Вэл? – Тревожно окликнула она помощницу, стараясь говорить спокойно. Что могло случиться? Когда с минуту назад зазвонил телефон, Рейн не обратила на это особого внимания. В конце концов, не будет телефонных звонков – не будет и бизнеса. Однако недоброе, зловещее предчувствие продолжало в ней нарастать, пока она смотрела на свою заместительницу.

– Тебе… звонят, – охрипшим голосом произнесла Валери.

Рейн сделала гримасу и засмеялась.

– Не говори кто! Попробую угадать. Это Шарон Мосби, и она требует новых жертвоприношений!

Валери покачала головой.

– Я… я боюсь, все гораздо серьезнее.

– Ну, тогда давай, Вэл, выкладывай. Не может же все быть совсем плохо. – Однако в душе Рейн начал заползать страх, и противно засосало под ложечкой.

– Это… это из Тайлера, – запинаясь, прошептала Вэл, нервно облизнув губы. – Насчет твоего брата.

– О Господи! – выдохнула, бледнея, Рейн. Дрожащими пальцами она взяла телефонную трубку и медленно поднесла к уху. – Рейн Микаэлс у телефона. – Ей потребовалось все самообладание, чтобы не сорваться и не закричать в трубку от ужаса.

– Мисс Микаэлс, меня зовут Гарри Таунсенд, я представитель аэрофлота в Тайлере. К сожалению, у меня для вас дурные новости. Мистер Тодд Микаэлс, который называет вас своей ближайшей родственницей, получил тяжелые ранения.

Рейн услышала чей-то крик и только потом поняла, что кричала она сама.

Гарри Таунсенд продолжал говорить ровным, профессионально-спокойным тоном.

– Позвольте вас уверить, мы делаем все возможное для его спасения.

Судорожно сжав трубку, Рейн проговорила помертвевшими губами:

– Какой… какой госпиталь?

– Медицинский центр, – ответил Таунсенд мягким, успокаивающим голосом.

– Насколько… насколько он… плох? – Рейн задержала в груди воздух, изо всех сил стараясь не упасть в обморок.

– Мы пока не можем сказать ничего определенного. Сейчас еще слишком рано говорить об этом.

– Я приеду сразу же, как только мне удастся выбраться из Далласа. – Ее голос был лишен всяких эмоций. Она чувствовала присутствие Валери за своей спиной, которая легонько сжимала ее плечо.

– В аэропорту вас будет ждать машина.

Ошеломленная и онемевшая от горя, Рейн даже не сумела произнести «спасибо». Она молча положила трубку, опустила голову и разрыдалась.

Быстрый переход