Изменить размер шрифта - +

– Вот и дали нам в ухо, – отдав честь, доложил генерал главнокомандующему.– Чтобы разгромить восставших, нужна совершенно иная тактика.

– Тогда сожгите эту часть города! – приказал Фабрео.

Началась беспорядочная пальба из пушек. Горели дома, но горожане, возмущенные жестокостью Фабрео, наотрез отказались признать его королем.

Чтобы лишить боеспособности отряд Али, Фабрео подсылал к повстанцам своих тайных агентов. Но повстанцы быстро их разоблачали: агенты были, как правило, толстомордые и боялись ходить в контратаки…

 

 

НЕ СДАВАТЬСЯ!

 

„Не сдаваться! Пока жив, как бы то ни было трудно – не сдаваться! – упорно повторял Арбузик.– Многого ли стоят умные слова, когда свободен, здоров и сыт? И даже подтвердить их делом вовсе не трудно, пока ты волен поступать так, как считаешь нужным. Пока ты на свободе и полон сил, ты должен считать легким любое дело! Пока ты можешь, все легко. Вот если уже никак не можешь, тогда трудно, но и тогда – не сдаваться!…“

Связанный, истерзанный голодом и жаждой, Арбузик вспоминал древнюю притчу об упорной лягушке. Она попала в кувшин со сливками и была обречена на гибель. Но лягушка не прекращала попыток выпрыгнуть и так долго била лапками, что сбила сливки в масло, после чего уже легко выбралась на волю…

Нащупав острый камень в стене, Арбузик поднял связанные ноги и стал перетирать веревки. Несколько раз он терял сознание, но, приходя в себя, снова и снова тер веревки о камень, слыша, как рядом попискивают отвратительные крысы.

Рано или поздно мужественные и упорные берут верх. Долго не поддавалась веревка, но в конце концов лопнула. Освободив ноги, Арбузик передохнул и принялся перетирать веревки на руках…

Пожалуй, другой мальчишка мог бы поддаться отчаянию. Было ведь ясно, что Арбузика решили уморить до смерти: стражники ни разу не заглянули, чтобы узнать, жив ли узник. Впрочем, загляни они в темницу, они снова связали бы бедного Арбузика…

Вскоре лопнула и веревка, стягивавшая онемевшие, затекшие руки. Их и разогнуть поначалу было невозможно.

Теперь Арбузик знал: пока он не умрет, к нему не притронутся тюремные крысы. Это была уже важная победа.

Чтобы не заснуть надолго, Арбузик делал зарядку. В полной темноте шагал по камере, – четыре шага в одну сторону, четыре в другую. В эти минуты он думал о своих друзьях и желал им победы.

„Ах, какое это счастье – сражаться за справедливость под солнцем и небом!…“

И сам он продолжал сражаться в затхлом, сыром и темном погребе, думая о победе над Болдуином, Фабрео и теми, кто бездумно и подло прислуживал им в тщетной надежде спасти собственную шкуру…

 

 

ФАБРЕО И БОМБА

 

Восстание ширилось. Из города оно перекинулось на окрестности, а потом, как пламя по сухой траве, побежало в горы.

Фабрео понял, что наступили решающие минуты: или он сокрушит восставших, или они сокрушат его. И поскольку из королевской армии началось повальное бегство, он решил воспользоваться бомбой.

– Погибать, так с музыкой! – сказал он и велел немедленно доставить на позицию бомбу и взрыватель.

Но люди не хотели погибать из‑за гнусной натуры Фабрео. С музыкой или без музыки смерть все равно была смертью. Люди знали, что от взрыва бомбы погибнет все живое на острове, и сам остров навсегда погрузится в океанскую пучину.

– Господин главнокомандующий, – сказал генерал, – давайте оставим бомбу в покое и атакуем противника еще раз!

– Ах ты паршивый трус! – закричал Фабрео.– Ты не хочешь умирать за меня? Не хочешь умирать за королевство?

– Но ведь королевство погибнет, – отвечал генерал.

Быстрый переход
Мы в Instagram