Изменить размер шрифта - +
Солдаты и офицеры не скрывали слез – они оплакивали свою несчастную судьбу, которую, как им казалось, они не могли изменить.

Между тем Али разбил бочонок и достал из него небольшую медную шкатулку. Не медля, он тотчас раскрыл и ее…

– Уф! – послышалось над его ухом.– Долго же меня мучили в темнице!

Али показалось, что он умирает и ему мерещится голос „Упавшего с неба“, которого он так и не сумел спасти…

– Прошло четыре с половиной минуты! – как безумный вопил Фабрео. Да он и был уже безумным, вне всякого сомнения.– Четыре с половиной!…

И вдруг несколько молодых офицеров и солдат, подчиняясь самому благородному порыву и ничего уже не страшась, расшвыряли телохранителей и набросились на Фабрео. В одно мгновение они повалили и связали негодяя. Часовой механизм взрывателя был остановлен, взрыватель вытащен из бомбы, – ее зловещее, черное тело было уже не страшно – дракон без зубов…

Никто из генералов и старших офицеров не шевельнул и пальцем, чтобы защитить презренного Фабрео. Все, как завороженные, смотрели на храбрецов, решившихся спасти людей от верной погибели.

И тут все услыхали:

– Вот он, мерзавец из мерзавцев, преступник из преступников, вот он, Фабрео! Теперь мы посчитаемся с тобой!

Все королевские солдаты и генералы, все тайные агенты упали на колени, полагая, что слышат голос с неба и голос принадлежит Правде, явившейся с мечом, чтобы покарать обманщиков и негодяев.

Фабрео вдруг надулся, как пузырь. Веревки, которыми его скрутили, лопнули. Фабрео позеленел, посинел, побелел и – оглушительно чихнул…

Все стояли пораженные – нигде не было видно даже и следа негодяя, будто его и вовсе не существовало. Только валялась в пыли фуражка главнокомандующего, на которой королевские портные вышили серебряными нитями череп и скрещенные кости.

– Предупреждаю, – грозно сказал тот же голос, – пусть никто не трогается со своего места, пока я не увижу Арбузика или Бебешку!

Все замерли, и только храбрый Каруока, – это он первым бросился на Фабрео, – вышел вперед:

– „Упавший с неба“ доверил мне свое имя, – его действительно зовут Арбузиком. Он брошен в подземелье. Что с ним сейчас, я не знаю.

– В таком случае ты, храбрый воин, покажешь мне дорогу к подземелью и откроешь его!

 

 

Каруока‑старший бросился во дворец. Стражники пытались преградить ему путь, но тотчас попадали, корчась от приступов чихания. Вот наконец и страшная подземная тюрьма. Каруока распахнул дверь…

– Арбузик, ты жив?

– Неужели это ты, Чих? – тихо послышалось в ответ…

 

 

КОРОЛЕВСКАЯ АРМИЯ СДАЕТСЯ НА МИЛОСТЬ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

 

Каруока вынес Арбузика из темницы на руках.

– Пить, – слабо попросил Арбузик, – я умираю от жажды!

– Нет, „Упавший с неба“, теперь мы ни за что не дадим тебе умереть!

Каруока помчался во дворец. Не прошло и минуты, как из дворца показалась вереница королевских поваров в белых колпаках.

Они несли самые изысканные блюда и тащили самые лучшие напитки, которые сыскались в королевской кладовой.

– Кто долго голодал, тому нельзя злоупотреблять пищей, это крайне опасно, – предупредил Каруока.

– Спасибо за совет, – сказал Арбузик.– Я и не собираюсь наедаться до отвала. Мне бы только чуть‑чуть подкрепить свои силы…

Пока Арбузик ел и пил, Каруока рассказал ему про то, что знал, – про гибель Болдуина и зеленохвостых, про восстание в городе, про то, как Фабрео хотел взорвать бомбу и как появился кто‑то невидимый…

– Это Чих, мои старый славный друг, – улыбнулся Арбузик.

Быстрый переход
Мы в Instagram