Loading...
Изменить размер шрифта - +
Как видите, никакая растительность тут не живет достаточно долго, чтобы этому помочь. Отсюда следует наше намерение взорвать данную реальность с помощью энергистических сил.

– Мы и в самом деле должны вам помочь, – сказала Стефани. – Только я понятия не имею, как это сделать. Ни у кого из нас нет такой духовной близости между собой.

– Может наступить время, когда нам понадобится ваш инстинкт, – сказал Сайнон. – Ваша коллективная воля привела нас сюда. Возможно, вы сможете и отыскать путь назад. Часть нашей проблемы в том, что мы не понимаем, где находимся. У нас нет никаких координат для определения места в пространстве. Если бы мы знали свое местонахождение относительно нашей вселенной, мы могли бы ухватиться за какое-то звено, чтобы отправиться назад. Но, поскольку мы не участвовали в переброске острова сюда, мы не представляем себе, как начать поиски.

– Думаю, что и мы этого не знаем, – вздохнул Мойо. – Для нас это просто убежище, место, где нет армии Освобождения.

– Интересно, – заметил Сайнон. К разговору начали прислушиваться другие сержанты, они с жадностью искали любую зацепку, которая могла проскользнуть среди слов раненого. – Так, значит, вы раньше не знали об этой реальности?

– Нет. Не особенно. Хотя, наверное, мы знали, что такое место существует или может существовать. Желание попасть в него свойственно нам, одержателям то есть. Мы хотим жить там, где у нас нет никакой связи с внешним миром и где нет ночи, чтобы напоминать нам о потусторонье.

– И вы верите, что это здесь?

– Кажется, это место соответствует условиям, – кивнул Мойо. – Не мог бы я, конечно, поручиться за то, что здесь нет ночи, – добавил он с горечью.

– Тут есть еще какие-нибудь планеты? – спросил Сайнон. – Норфолк и все остальные? Вы что-нибудь о них знали?

– Нет. Никогда не слышал и не чувствовал ничего такого с тех пор, как мы здесь.

– Спасибо. Кажется, инстинкт здесь главный руководящий фактор, – сказал он остальным. – Не думаю, что мы можем полагаться на него в поисках ответа.

– Не понимаю, почему мы не можем просто отправиться назад, – ответил Чома. – Наша мощь равна их мощи, и мы тоже имеем соответственное желание вернуться.

Объединенные мысли их мини-совета решили, что имеются две возможности. Что одержатели стихийно создали для себя запечатанный континуум. Невероятное событие. В то время как это объясняло бы некоторые особые свойства этого острова – бездействие их электронной аппаратуры, изолированность от внешнего мира, – создание во всех отношениях новой реальности посредством манипулирования существующими пространством-временем при помощи энергии было бы необыкновенно сложным процессом. Сюда можно было попасть под влиянием громадного страха, который облегчил данную процедуру.

Более вероятно: континуум уже существовал, скрываясь в изоляции среди бесконечных измерений пространства-времени. Этот отдаленный мир был таким местом, хотя имел совершенно иные параметры. Всех их, должно быть, втянуло глубоко внутрь множества параллельных миров, соединенных между собой в пределах вселенной. При таких обстоятельствах родная планета вовсе не находится вдали от того места, где они теперь очутились. В то же самое время – они находятся по другую сторону бесконечности.

Не удавалось также открыть хотя бы микроскопическую прыжковую яму, несмотря на усиленную концентрацию энергистических сил. Из этого не выходило совсем ничего хорошего. А ведь до того двенадцать тысяч одержателей открыли достаточно широкие ворота, чтобы охватить кусок скалы, имеющий двенадцать километров в диаметре. Теперь же девять тысяч сержантов не могли образовать трещинку такой ширины, чтобы сквозь нее протиснулся фотон.

Быстрый переход