Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Человек, за которого я вышла замуж, никогда не позволил бы себе отбросить целый кусок нашей жизни.

– Человек, за которого ты вышла замуж, не был одержимым. Черт бы подрал этого Луку, будь он проклят.

– Они всегда будут с нами, так же, как мы были с ними.

Вокруг поместья кружились шары-обеспечители, отбраковывая те предметы, которые никогда не ремонтировались или не заменялись. Рабочие ходили за ними, прибивая на стены новые секции решеток для вьющихся растений, измеряя длину канав для стока воды, починяя столбы забора, заменяя части труб центрального отопления. Грант почувствовал, что ему хочется закричать на эти шары, чтобы они убирались, но необходимо было приводить Криклейд в порядок, потому что при всей внимательности Луки все управление поместьем во время одержания было небрежным. А обеспечители выполняли ту же самую работу для каждого хозяйства в графстве Стоук. Люди были настроены на некоторую благотворительную помощь и удачу после всего того, что они пережили.

Он проверил эту мысль, удивляясь, от кого же она исходила. Не была ли она слишком доброй для Гранта и недостаточно либеральной для Луки? Вообще-то это не имело значения, поскольку было верно.

Когда Грант вошел во двор, еще один обеспечитель ремонтировал пострадавшую от пожара конюшню – совершенно сам по себе. Пурпурная поверхность обеспечителя сверкала сквозь покрытые сажей плотные стены и почерневшее дерево, оставляя широкую линию чистого прямого камня и черепичную крышу как бы намеченными. Этот процесс напоминал то, как раскрашивают кистью детали на первоначальном карандашном наброске.

– Вот это – то, что я называю развращающим влиянием, – сказала Кармита. – Никто не собирается забывать, как выглядит зеленая трава с той стороны этого технологического разделения. Ты знал, что они могут и продукты изготовлять точно так же?

– Нет, – ответил Грант.

– Я тут поработала по-своему над впечатляющим маленьким меню. Очень вкусно. Ты должен попробовать.

– Почему ты все еще здесь?

– Ты что, просишь меня уехать?

– Нет. Конечно, нет.

– Они вернутся, Грант. Ты, может быть, совершенно и расслабился, но ты не ценишь своих дочерей так, как они этого заслуживают.

Грант покачал головой и пошел прочь.

На следующий же день на зеленой лужайке перед поместьем приземлился новенький флайер с ионным двигателем. Как только из самолета выскользнули ступеньки, Женевьева помчалась по ним, перепрыгнув через нижние две.

Грант с Марджори уже спускались с широких каменных ступеней крыльца, чтобы увидеть, что тут делает этот флайер. Оба так и застыли на месте, когда заметили приближающуюся маленькую фигурку. А потом Женевьева помчалась к ним и пушечным снарядом так сильно ударилась о свою мать, что чуть не сбила с ног обоих родителей.

Марджори ни за что не соглашалась отпустить дочь. Горло ей так сдавили рыдания, что она с трудом могла говорить.

– Это… это случилось с тобой? – спросила она с трепетом.

– Ох, нет, – беззаботно отвечала девочка. – Луиза ведь уехала со мной с планеты. Я побывала на Марсе, на Земле и на Транквиллити. Немного боялась, но все было просто потрясающе!

Луиза обняла обоих родителей и поцеловала их.

– Ты в порядке, – сказал Грант.

– Да, папа. У меня все прекрасно.

Он отступил назад, чтобы посмотреть на нее, такую удивительную в своем самообладании и гордую в хорошо скроенном дорожном костюме, юбка кончалась гораздо выше колен. Эта маленькая Луиза никогда не делала послушно того, что ей велели, как бы он на нее ни кричал.

Ах ты, чертова маленькая штучка, – как сказал бы Лука.

Луиза, точно чертенок, лукаво улыбнулась родителям и набрала в легкие побольше воздуха.

Быстрый переход