Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Она ничего не увидела и встревоженно оглянулась на Ганса.

— Ганс? Что там такое? Он пожал плечами:

— Мне показалось, что там что-то мелькнуло. Я не стал ничего говорить, а просто резко повернулся, чтобы застать их врасплох — если там действительно кто-то был.

— Ты хочешь сказать.., люди? Те пустынные разбойники, о которых нам рассказывал гуртовщик Темпуса? Ганс покачал головой:

— Нет, вряд ли. Что-то маленькое. Просто крошечное темное пятнышко, и оно двигалось. Я хочу сказать, мне почудилось, будто я видел что-то такое… Понимаешь, вроде как мелкое животное. И оно, похоже, следовало за нами. Но когда я обернулся, я не увидел там ничего. Совсем ничего.

По телу Мигнариал пробежала дрожь, и девушка, прищурившись, тоже прикрыла глаза ладонью от солнца и посмотрела назад, на пройденный ими путь.

Она видела песок, и только песок, и ничего более. Никакого животного, мелкого или крупного. Никакой растительности, даже той, похожей на клочья грязной шерсти пустынной травы — или чего-то напоминающего траву, — которая время от времени попадалась им по пути. Даже онагр почти не интересовался этой сухой шелухой. В поле зрения не было Даже больших валунов или каменистых холмов. Пологие холмы напоминали уродливые горбы разной высоты и были покрыты желтовато-коричневым песком. Песок расстилался вокруг бесчисленными складками, словно шлейф придворного платья, выцветшего от старости. Вверху выгибалось небо цвета старой меди, с проблесками серебра и оранжевыми искрами. Такое небо могло быть красивым. Но оно не было красивым. Оно выглядело горячим. Где-то вдали Мигнариал углядела проблеск «настоящего» голубого неба и вздохнула. Затем она снова перевела взгляд на Ганса.

— А теперь ты видишь что-нибудь?

— Нет, ничего, — ответил он, поворачиваясь обратно и поправляя капюшон своего балахона. Передний край капюшона был отогнут назад, как и у Мигнариал, но его можно было опустить так, что он полностью закрывал лицо. Им говорили, что эти капюшоны в случае песчаной бури лучше всего опустить на лицо и замереть. Эти сведения отнюдь не порадовали беглецов, хотя они были очень признательны за подарки — эти самые балахоны с капюшонами и лошадь, названную Инджа. Песчаная буря? Ганс и Мигнариал надеялись, что им не придется столкнуться с этим явлением.

— Возможно, я и раньше ничего не видел, — сказал Ганс, потирая бедро. Он причмокнул, понукая своего коня. — Прости, что я испугал тебя. Мы видели только длинный путь, оставшийся у нас за спиной. Судя по всему, там нет ничего. Только.., песок. — Последнее слово он произнес с нескрываемым отвращением.

— Не надо просить прощения, Ганс. Не пытайся быть героем и скрывать что-то от меня, «ради моего собственного блага» или ради чего-либо другого. Хорошо? Я не из тех женщин, которые пугаются всего на свете. Если что-то тревожит тебя, дай мне знать об этом, ладно? Не надо ничего от меня скрывать.

Ганс молча кивнул в ответ. Мигнариал не смогла удержаться и вновь кинула быстрый взгляд назад. Ничего…

— Сперва ты что-то заметил, а теперь мы видим долгий путь, оставшийся у нас за спиной, не более. Мне это не нравится!

Гансу это тоже не нравилось, но он предпочел умолчать об этом. Вместо этого он сказал:

— Ну, я же говорил, что мне показалось. Помнишь, нам рассказывали, что солнце и песок могут сыграть с нашим зрением странные шутки?

— Да. И мне еще говорили, что некоторые предметы могут быть сначала видны, потом не видны, а потом…

— Хватит! — Ганс встряхнул головой. — О бог мой, Отец Илье! Только не это, только не колдовство! О боги, как я ненавижу колдовство!

В течение нескольких минут они ехали молча, и Мигнариал пыталась придумать какую-нибудь иную тему для разговора.

Быстрый переход
Мы в Instagram