Книги Фэнтези Эндрю Оффут Одиннадцать сребреников

Книга Одиннадцать сребреников читать онлайн

Одиннадцать сребреников
Loading...
Изменить размер шрифта - +

Эндрю Оффут. Одиннадцать сребреников

Мир воров – 13

 

ПОКАЗАНИЯ ФЕРТВАНА-СКРЯГИ, КУПЦА

 

Мне говорили, что еще один «ножичек» у него спрятан между бедрами, вероятно, вдоль правого бедра. Очень неудобно. Может быть, именно из-за этого у него была такая походка. По-кошачьи мягкая и в то же время слегка деревянная. Походка акробата или напыщенного дурака.

(Не передавайте ему мои слова!).

Так вот, об оружии и о моем первом впечатлении относительно того, что бедным он не выглядел. На правой руке выше локтя он носил кожаный браслет, украшенный медью; за этот браслет был заткнут метательный нож, а второй нож был укреплен за широким напульсником из черной кожи на той же руке. Они были короткими. Я хочу сказать, короткими были ножи, а не браслеты и не руки.

В общем, оружия у него хватило бы на то, чтобы нагнать на кого-нибудь страху темной ночью или даже при ярком лунном свете. Представьте себе, что вы оказались ночью в Лабиринте или в каком-нибудь подобном месте, и тут из мрака этак надменно выходит юный головорез, обвешанный всем этим острым металлом! Как будто темнота породила его прямо у вас на глазах. Достаточно, чтобы вогнать в дрожь даже одного из неустрашимых церберов.

Да, именно такое впечатление он на меня и произвел. Порождение Тени. Почти такое же приятное, как подагра или водянка.

 

 

Он никогда прежде не путешествовал по пустыне и надеялся, что ему никогда больше не придется этого делать. Он вообще не хотел пускаться в подобное путешествие — ни сейчас, ни когда-либо потом. Сегодня солнце воистину было демоном — демоном, вырвавшимся прямиком из Жаркого Ада. Вчера было так же, и наверняка так же будет и завтра. Ганс думал о Ледяном Аде почти с вожделением и молил о его дуновении.

Тем не менее дуновение Ледяного Ада они испытывали каждую ночь. Вскоре после заката — кроваво-красного пустынного заката — палящая жара сменялась свирепым холодом. Как возможно такое?

Лошади и онагр медленно тащились по дороге, изнывая от жары. Их всадники едва удерживались в седлах, обливаясь потом.

Ганс думал о том, что умирает от жары и сама земля, в ней не осталось ни одной капельки влаги, которую не выпило бы солнце — испепеляющий, поджаривающий Васпе. Даже слежавшийся желтовато-коричневый песок, казалось, корчится от боли, причиняемой беспощадным зноем. Несколько раз Ганс даже замечал эти корчи — не то дрожь, не то трепет, пробегающий над самой почвой (если можно назвать эту желто-коричневую корку «почвой»). В особенности часто такое дрожание наблюдалось там, где вдоль горизонта на много лиг тянулась извилистая, словно змеиный след, песчаная гора с острым гребнем. Гора называлась дюной.

«А может, у меня просто рябит в глазах, — думал Ганс. — Если так будет продолжаться, то мы оба в конце концов ослепнем. Проклятое солнце отражается от этого мерзкого песка и бьет нам в глаза. Мы все ослепнем, все пятеро — не только Мигни и я, но еще и лошади, и даже тупой осел!»

Тупой осел, который на самом деле был онагром и которого спутница Ганса Мигнариал упорно называла Милашкой, а Ганс именовал Тупицей, выбрал именно этот момент, чтобы издать свой непередаваемо ослиный душераздирающий вопль. Звучало это, как нескончаемая череда скрипучих, задыхающихся «и-и-и», после каждого из которых следовало протяжное отчаянное «а-а-а». Более отвратительных и бессмысленных звуков Ганс никогда не слышал. Тупое животное, то есть ишак!

— Заткнись, Тупица!

— Что случилось, Милашка, ты хочешь пить?

Ганс хмуро глянул на Мигнариал. Когда она с милой улыбкой посмотрела на него из-под капюшона, он попытался придать своему лицу более приятное и терпимое выражение. На самое деле он плохо знал Мигнариал, хотя она любила его, а он полагал, что любит ее.

Быстрый переход
Отзывы о книге Одиннадцать сребреников (0)