Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
  Я  заметил,  что  треножник
вернулся на исходную позицию.
   Постепенно напряжение снова стало нарастать. В десять часов церемония
повторилась, с тем же самым ростом возбуждения, с теми же криками, когда
началась охота.  Вторая  жертва  доставила зрителям больше удовольствия.
Преступник прекрасно владел лошадью и  в  первый раз сумел увернуться от
щупальца под прикрытием деревьев. Когда он выбрался на открытое место, я
хотел крикнуть ему,  чтобы он оставался в укрытии. Но это не дало бы ему
ничего,  и  он это знал:  треножник мог вырвать вокруг него все деревья.
Человек устремился к  реке.  Я видел,  что впереди,  в полумиле от него,
была  всего одна рощица.  Но  он  не  успел доскакать до  нее.  Щупальце
двинулось к  нему.  Резко повернув лошадь,  он сумел сначала увернуться,
так что металлическая веревка ударилась о землю.  Я подумал,  что у него
есть шанс добраться до рощи,  а  там уже близко река.  Но вторая попытка
треножника была точнее. Тело человека взвилось в воздух и было разорвано
на  части.  Толпа  затихла,  и  в  чистом осеннем воздухе прозвучал крик
агонии.
   После этого убийства я не возвращался...  Есть пределы, через которые
я не смог переступить,  даже повинуясь долгу.  Фриц остался,  но когда я
потом увидел его, он был угрюм и даже более молчалив, чем обычно.
   Несколько недель спустя мы  добрались до  пещер.  Их  мрачные глубины
казались  странно  приветливыми  -   убежище  от  мира,   в  котором  мы
странствовали почти  год.  Нас  окружили каменные стены,  тепло  мерцали
огоньки ламп. Но самое главное - мы были свободны от напряжения, которое
всегда испытывали,  общаясь с  людьми в  шапках.&nb

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram