Изменить размер шрифта - +

Сэр Чарлз Миддлтон, которого недавно повысили до адмирала Королевского флота, приветствовал Хью, как старого друга, которым он в общем-то и являлся. Конечно, если можно считать дружбой опасные и сомнительные задания, что он давал Хью, и награды в виде повышения по службе.

— Капитан Макалден! — Адмирал вышел из-за стола и протянул руку. — Очень рад тебя видеть. Выглядишь вполне здоровым. После того, что я слышал о твоих ранениях, я ждал, что ты будешь чувствовать себя гораздо хуже.

— Я поправляюсь, сэр. Благодарю вас.

— Хорошо, очень хорошо. — Адмирал удержался от того, чтобы похлопать Хью по спине, и по его улыбке понял, что правильно сделал. — Я был рад услышать о твоих действиях в Абукирском заливе — о том, как, искусно управляя «Опасным», ты подошел к французам с тыла. Очень хорошо сработано, просто прекрасно, но меньшего я от тебя и не ожидал. Депеши так и пестрели подробностями. Да и твои действия при Акре поражают. Интересно, каково это — моряку получить ранение в битве на земле? — Он взглянул вниз: — Как твоя нога?

— На месте.

— Ха! Мы быстренько вернем тебя обратно в строй. Пойдем со мной.

Хью сумел сдержать гримасу боли и похромал следом за сэром Чарлзом обратно по лестнице через заднюю дверь по направлению к парку.

— Отвратительно, когда командир находится в такой плохой физической форме, да еще и хромает, — сказал он, стараясь не слишком показывать свою неуклюжесть на лестнице. — Не знаю, что больше меня беспокоит — нога или собственная бесполезность.

— О, здесь ты очень ошибаешься, капитан. Надеюсь, ты окажешься для меня полезным даже в нынешнем состоянии.

— Неужели?

— У меня для тебя есть очень интересное задание.

Хью обнаружил, что при такой перспективе его нога стала гораздо меньше болеть. Да и погода улучшалась. Мелкий ледяной моросящий дождик уступил место снегу.

— Интереснее, чем последнее?

Прошло более четырех лет с тех пор, как сэр Чарлз, который в тот момент был влиятельным представителем комитета Адмиралтейства, дал ему специальное задание. Его истинная цель не называлась, по крайней мере публично. Однако сэр Чарлз позаботился о том, чтобы Хью за его выполнение достойно наградили. Этой наградой стало командование кораблем «Опасный». Результатом же назначения — успех в Абукирском заливе и при Акре. И в конечном счете — его проклятая рана. Однако осторожность никогда не приносила ему успеха. А выполнение сомнительных задач сэра Чарлза Миддлтона — приносило.

— Адмирал, я полностью в вашем распоряжении.

Тот довольно кивнул:

— Хорошо. Я думаю, ты должен знать, что сейчас идет речь о том, чтобы выдвинуть тебя — ну, то есть тебя уже выдвинули — на посвящение в рыцари. Твоя кандидатура находится на рассмотрении у его величества. В особенности Нельсон восхваляет твое мужество и бесстрашие, хотя, конечно, не он один обратил на это внимание.

Хью был очень удивлен и даже немного разочарован. Его дед-шотландец перевернулся бы в гробу, узнав, что внук стал английской версией джентльмена. Однако он гордился бы всем, чего Хью сумел добиться самостоятельно. Но сэр Чарлз явно давал понять, что повышение по службе и рыцарство будут ждать его только после выполнения того сомнительного задания, которое он собирался ему дать. Хью чувствовал, как губы сами собой расплываются в улыбке. Наконец-то его ждет работа.

Они шли по недавно замерзшей земле парка, и тон сэра Чарлза стал более строгим и тихим, что особенно ощущалось теперь, когда на них падал легкий снег.

— Ты, должно быть, заметил, что я хочу поговорить с тобой один на один, — сказал он, указав на окружавшее их пустынное пространство, — и сообразил, что было бы лучше, если бы нас никто не услышал.

Быстрый переход