Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Казалось, что взвыл не человек, а раненое животное. Морс неожиданно обмяк и повалился набок.

Ева встала на четвереньки и затрясла головой. Нож, где же нож? — пыталась лихорадочно сообразить она. Но найти его не смогла и поползла туда, где лежал, поблескивая, ее револьвер.

Только схватив его, она наконец сообразила, что происходит. Двое мужчин сцепились в смертельной схватке. И одним из них был Рорк!

— Отпусти его. — Ева вскочила на ноги. — Отпусти его, и я выстрелю!

Но в следующую секунду она поняла, что Рорк не может отпустить Морса: тот все еще сжимал в руке нож. Ева почувствовала себя абсолютно беспомощной. Ярость, напряжение, злоба — все отступило перед страхом за Рорка.

Ева ухватилась одной рукой за перекладину качелей, другой сжала револьвер. В неясном лунном свете она увидела, как Рорк заносит кулак, услышала хруст костей. А потом сверкнул нож.

И вонзился в горло Морса!

Кто это молится? — мелькнуло в голове. Когда Рорк поднялся на ноги, Ева поняла, что молилась она сама. Его лицо было искажено яростью, смокинг весь в крови.

— У тебя жуткий вид, — сказала она, словно это было сейчас самое важное.

— На себя посмотри! — ответил Рорк задыхаясь. — Ты разве не знаешь, что невежливо уходить с приема, не попрощавшись?

Ева, пошатываясь, пошла к нему.

— Боже мой! — она была готова разрыдаться. — Прости. Ты ранен? Он тебя порезал?

— Ева! — Рорк схватил ее за плечи. — Да ты истекаешь кровью!

— Этот гад пару раз меня задел. Ничего страшного… — пробормотала она, глядя, как Рорк, вытащив из кармана носовой платок, перетягивает ей руку. — В конце концов, это же моя работа. — Она глубоко вздохнула, пытаясь прийти в себя. — А ты?

— Это его кровь, — спокойно ответил Рорк. — Не моя.

— Его кровь. — У Евы закружилась голова, и она с трудом устояла на ногах. — Так ты не ранен?

— Я — нет. — Он взглянул на царапину у нее на ключице. — А вот вам необходим врач, лейтенант.

— Подожди. Мне надо кое-что у тебя спросить…

— Давай, только поскорее.

Не найдя ничего более подходящего, он оторвал рукав от своей рубашки и начал отирать кровь с ее груди.

— Скажи, я когда-нибудь врываюсь к тебе посреди важного заседания?

Он бросил на нее быстрый взгляд и слегка улыбнулся.

— Нет, Ева, никогда. Сам не знаю, что на меня нашло!

— Ладно, прощаю. — Она снова сунула револьвер в кобуру. — На сей раз. Самое страшное было, когда я знала, что должна выстрелить, и боялась попасть в тебя. Я думала, что он тебя убьет!

— В таком случае ты вполне в состоянии понять мои чувства.

Рорк обнял ее за талию, и они заковыляли по дорожке. Ева вдруг поняла, что хромает, потому что потеряла туфлю, и скинула вторую. Где-то впереди сверкнули огни.

— Полиция?

— Скорее всего. Кстати, когда я мчался сюда, то наткнулся на Надин, которая брела к главным воротам. Представь, она даже сумела собраться и сказала мне, в каком направлении ты побежала.

— Наверное, я и сама справилась бы с этим ублюдком, — сказала Ева. — Но ты подоспел как раз вовремя. И как удачно получилось, что Морс сам напоролся на свой собственный нож!

Она многозначительно посмотрела на него, и Рорк чуть заметно улыбнулся.

Под прожектором у камеры они увидели Фини с дюжиной полицейских. Он молча посмотрел на Еву и дал сигнал команде врачей. Надин уже лежала на носилках, бледная как полотно.

Быстрый переход
Мы в Instagram