Изменить размер шрифта - +

По лицу Оби-Вана струился пот. — Газовый трубопровод. — Он развернулся и побежал.

Куай-Гон последовал за ним. Он увидел решетку очередного трубопровода. — Куда он выходит?

— Точно туда, куда мы хотим попасть, — сказал Оби-Ван, цепляясь своими пальцами за решетку и срывая ее. Он отбросил ее в сторону и вскарабкался внутрь трубы. — Это система доставки газа для заморозки контейнеров, используемых для хранения медицинских запасов.

Куай-Гон, втиснулся в отверстие. Трубопровод не позволял ему стоять. Он следовал за Оби-Ваном по пятам, пока они быстро ползли по туннелю.

— Оби-Ван, что случится, если Миро протестирует систему доставки газа, когда он подключит систему воздушного циркулирования? — спросил Куай-Гон.

Возникла пауза. — Я не знаю, — ответил Оби-Ван.

Зато Куай-Гон знал, что по газовым трубам проходит расплавленный углерод, который очень токсичен, но решил держать эту информацию при себе. Не нужно говорить это Оби-Вану. Однако мальчик сделал кое-какие выводы и стал карабкаться по туннелю даже быстрее.

Тридцать секунд. Куай-Гон старался двигаться быстрее. Он был большим человеком, и не особо быстро полз на руках и коленях в столь ограниченном пространстве. Он чувствовал Силу, пульсирующую в закрытом пространстве вокруг него и Оби-Вана, дающую им силу и ловкость.

Куай-Гон увидел разорванное свечение ламп впереди, значит, они добрались до решетки.

Когда они выбрались, Миро стоял за консолью, его пальцы летали по клавишам.

— Остановись! — заорали Куай-Гон и Оби-Ван вместе.

— Не активируй систему воздушного циркулирования, — предупредил Куай-Гон. — Это ловушка.

Это казалось невозможным, но прозрачная кожа Миро стала еще бледнее. На мгновение он засветился как привидение. Потом резко оттолкнул свои руки от консоли.

— Мы должны найти неисправность, — сказал Куай-Гон, шагая к консоли.

Миро вбил код и голубые экраны, окружающие их заполнились цифрами и графиками. — Я запускал полную проверку наличия багов, пока система была отключена, — сказал он. — Ничего не выявилось. Ты уверен во всем этом, КуайГон?

— Нет, — с нежеланием ответил Куай-Гон. — Ксанатос мог и лгать. Но как мы можем это проверить?

— Я могу запустить проверку снова, — сказал Миро, стуча по клавишам. — Может, я пропустил что-то?

Оби-Ван пристально вглядывался в голубые экраны, пытаясь прочитать схемы систем. Куай-Гон отвернулся. Он знал, что Миро был лучшим в вычислении технических систем. Но он не мог сделать то, что мог Куай-Гон, не мог проникнуть внутрь разума Ксанатоса. Куай-Гон закрыл глаза, вспоминая финальные сцены с Ксанатосом на лестнице.

Смертельный прыжок его врага был нужен для хвастовства.

Куай-Гон ненамеренно позволял ускользать чему-то, что тревожило его.

Ксанатос гордится собой за свое изящество.

Что бы он ни делал, все всегда имело двойственный мотив.

Куай-Гон вспомнил дьявольский блеск в глазах Ксанатоса. Здесь было что-то личное в том, что он делал, некоторая последняя жалящая пощечина Джедаям и прежде всего Куай-Гону.

То, что ты почитаешь, уничтожит тебя…

Глаза Куай-Гона широко открылись. — Миро, где главный источник энергии системы? — воскликнул он.

— В энергоядре, — ответил Миро. Он пересек комнату и открыл стальную дверь. — Здесь.

Куай-Гон поспешно вошел в дверь. Он оказался в небольшой круглой комнате. Переход бежал вокруг центрального ядра. Вниз в него вела лестница.

— Это реактор. Источники энергии выстраиваются в сетку, — объяснял Миро.

Быстрый переход
Мы в Instagram