Изменить размер шрифта - +

 Био-андроид жил в маленькой, залитой светом, белой комнатке без окон, как в шкатулке из пластика, здесь не было углов и мебели, только ноут с большим монитором. Данэль мог не спать сутками, сидя на полу со скрещенными ногами и держа на коленях ноут. Он изучал историю человечества, культуру, биологию, ему было интересно всё. Он практически не уставал. Лишь иногда чувствовал, что организму требуется небольшая передышка. Тогда он ложился на пол, вытягиваясь, глубоко вздыхал, и все системы организма, словно бы встряхнувшись, начинали работать как прежде – слаженно и безукоризненно.
 Рид целыми днями мог наблюдать за ним через зеркальное окно. Данэль обладал встроенным биорадаром, поэтому легко догадывался о наблюдении. Он вставал, белый на белом фоне, подходил к зеркалу и осторожно клал на него ладонь. Рид прикасался к этой ладони, но их разделяло толстое стекло. Андроид мягко, почти робко улыбался. Казалось, он умел только улыбаться и никак больше не выражал свои эмоции.
 Данэль так и не понял, «зачем слеза». Ведь, с точки зрения его логики, при плаче и смехе задействованы одни и те же группы мышц, соответственно, не нужно обладать всем разнообразием внешнего проявления эмоций. Достаточно мягкой, едва обозначенной улыбки, значение которой определяется обстоятельствами и ситуацией.
 Данэль не умел чувствовать так, как чувствовал живой человек. Всё-таки, он не был человеком, а Рид всё-таки не был богом…
 Но даже робкая, почти незаметная улыбка, делавшая лицо андроида таким милым и живым, несказанно радовала кибер-инженера. Данэль живёт. Данэль чувствует. Он всё понимает и может реагировать.
 Био-андроид занимал все мысли и всё свободное время Рида Бауэра. Кибер-инженер сам подобрал своему творению одежду – из списанных форменных комбинезонов, сам научил его одеваться и раздеваться. Он сам приносил ему раз в два дня высокий стакан с физраствором. Этого питания андроиду хватало надолго, и не было нужды приходить так часто. Но Рид хотел оказываться с этим удивительным созданием рядом как можно чаще. Он хотел смотреть на него не только через толстое стекло. Он хотел гладить его кожу. Чуть прохладную, как будто Данэль только что выбрался из воды, и безупречно гладкую. Никаких неровностей, прыщиков, морщинок, волосков. А ещё от его кожи всегда приятно пахло. Немного машинным, но не едко-жестяным, запахом. Чем-то напоминающим аромат озона. А как Данэль двигался! Плавно и бесшумно, и никакого этого отвратительного мерного жужжания суставов, как у прочих андроидов.
 Данэль совершенен…
 Когда Данэль изучал что-то в ноуте, Рид зачастую сидел рядом и боролся с желанием приласкать его.
 Био-андроид чувствовал, что всё это – хорошо, и мягко улыбался.
 Природа не раскрыла перед его создателем всех своих секретов, и Данэль был лишён человеческого многоцветия эмоций. Его мир был чётко разделён на две равные половины – чёрную и белую, как будто у него, словно у обыкновенного компьютера, была двоичная система представления информации. Ноль – единица. Отсутствие – наличие. Плохо – хорошо. Нет – да. Всё, что было связано с Ридом, было «хорошо».
 Однажды Рид пришёл к нему и привычно уселся рядом. Данэль был тих и задумчив. Наконец он отвернулся от ноута, на экране которого Рид успел заметить какой-то текст, и проговорил ровным безэмоциональным голосом:
 Ни шага без тебя теперь не сделаю,
 Хочу хранить в руках твоё дыхание,
 Я подарю тебе мою вселенную,
 Мой свет в ночи, о мой столп мироздания.
 Рид опешил, чуть приоткрыв рот. А Данэль тем временем спросил:
 – Но как можно подарить вселенную? Насколько я понял семантику слова «подарить», это значит «передать что-либо безвозмездно в личное пользование». Как можно передать в личное пользование целую вселенную?
 – Данэль! – засмеялся Рид, добродушно потрепав его по плечу, – Это же стихи.
Быстрый переход
Мы в Instagram