Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Пусть убирается, старый черт! – девушка была удивлена не меньше, чем он. – Ты что, Джек? Спятил?
Мерфи обнял девушку и что то прошептал ей на ухо. Я видел, как на глаза Кристин навернулись слезы. Она вырвалась.
– Это хороший моряк, капитан Дрейк! – дрожащим голосом сказала Кристин. – Он вас не подведет. Прощайте!
Мы с Робертом пожали старику руку, Дюпон ограничился тем, что слегка приподнял шляпу – Мерфи никогда его не любил.
– Что он тебе сказал? – спросил Роб у Кристин, когда мы оказались в шлюпке.
– Сказал, что начинал с Дрейком и закончить хочет с ним же. Что капитану будет трудно, если о дельфине не будет знать совсем никто… – Кристин спрятала лицо в руках. – Сказал, что лучше расстаться так, а не ждать, когда он не сможет больше ходить со мной на кораблях.

ЭПИЛОГ
Новые встречи

Путь к острову Демона на этот раз занял немало времени. Сперва мы зашли на Тортугу, чтобы пополнить припасы. Как выяснилось, еще трем пиратам, двоим с «Пантеры» и одному с «Ла Навидад» удалось спастись во время рейда испанцев. Мы, конечно, забрали их с собой. Потом, пройдя через Наветренный пролив, миновали Кубу и двинулись на север вдоль побережья.
Погода была переменчива, а ветры чаще мешали, чем помогали продвигаться вперед. Лето еще не полностью вступило в свои права в этих широтах, и чем дальше мы забирались на север, тем чаще попадали в штормы. Тем не менее, фамильная удача Ван Дер Вельде все еще не оставила нас, и плавание проходило успешно.
Мы с Робертом, посовещавшись, решили отдать лягушку Кристин. Все же она наш капитан, и пока предмет у нее, он будет служить всей команде. Конечно, на корабле от него толку было маловато, если не считать золота тамплиеров, о котором я расспросил Роба, как только настал удобный момент.
– Да, я использовал лягушку! – мы стояли на баке, возле самого бушприта и нас никто не слышал. – Как раз с той золотой пластиной, на которой два рыцаря на одном коне. Где она только не побывала, Джон! Рыцари воевали в Палестине, но не только воевали, там творились какие то странные дела… Вот только я совершенно не понимаю французского, а они говорили чаще на нем. Иногда на немецком или испанском, или вообще на латыни… Что я мог понять? Но мне кажется, там творилось какое то колдовство! Не зря же их сожгли? Потом дела у рыцарей на востоке пошли плохо, и пластину увезли в Испанию Вроде бы, на остров Майорка, но я не понял наверняка. Ах да! Ее использовали для каких то ритуалов. Это нехорошая штука дружище. Везет же нам на них!
– Ты говорил об этом с Кристин?
– Нет, – признался Роберт, чем немало меня удивил. – Просто как то… Не хотелось ее отвлекать. Ну, и пугать тоже, ты ведь знаешь, как я к ней отношусь. Мы волновались, думали, как тебя вытащить. А еще мне не хочется, чтобы Кристин оказалась как то замешана и в эту историю. Вообще, будь моя воля я швырнул бы пластину за борт!
– Почему ты считаешь, что все волшебные предметы служат злу? – заспорил я. – Надо просто быть с ними аккуратнее. И дельфин, и лягушка сами по себе не злы и не добры, все зависит от их владельца.
– Не знаю. Но с этой пластиной храмовники проделывали странные вещи! Потом, с Майорки, ее увезли на корабле вместе с другими ценностями: золотом, книгами, еще какими то ящиками… Я думаю, рыцари отправили все самое дорогое за океан.
– Ты не знаешь точно? – удивился я.
– У меня было не очень много времени. Когда в трюме полно золота, команда нервничает… Кристин приказала запечатать его в бочонках, чтобы жадные глаза не отвлекались. Мы по прежнему караулим в очередь, но до золота уже не дотронуться.
Любопытство мучило меня, но я решил не торопиться и не требовать ничего от Кристин. В конце концов, время поговорить о тамплиерах у нас еще будет.
Быстрый переход