Loading...
Изменить размер шрифта - +
Между тем Дюпон начал все чаще заговаривать о фигурке, намекая, что лягушка – его собственность. Вот тогда мы и решили отдать ее капитану.
– Спасибо, конечно! – Кристин покрутила ее в руках и вздохнула. – Дельфин был куда симпатичнее! Впрочем, пригодится и эта уродица.
Когда буканьер узнал об этом, то совсем не расстроился. – Правильно решили! Будущее рассудит, кому из нас она достанется.
Теперь Клод больше походил на себя прежнего: всегда чисто выбрит, опрятно одет, даже подстрелил чайку, чтобы украсить свою шляпу хоть какими нибудь перьями. Он почти не хромал, вот только пальцы на изуродованной руке плохо его слушались. И все же что то в Дюпоне сильно изменилось. Он меньше говорил, часто о чем то глубоко задумывался, стал совсем не кичлив. Мне не понравилась его фраза о будущем, которое «рассудит», но расспросить подробнее я не решился. Меня еще тревожили его слова о том, что все по прежнему можно изменить.
Когда до острова Демона, по нашим подсчетам, оставалось совсем немного, мы встретили «железного кита». Рассказы команды «Пантеры» об этом чудовище напугали многих из наших еще в прошлое посещение острова, но тогда я им просто не поверил. Однако ранним утром, в сумерках, когда вахтенный забил в рынду, я вместе со всеми выскочил на палубу и увидел чудовище своими глазами.
Сперва я думал, что это какое то удивительное морское животное. Оно появилось у нас за кормой и прошло параллельным курсом в каких нибудь двухстах футах. Мы видели неистово горящий желтый глаз, отсвет которого падал на воду впереди кита. Потом глаз повернулся и мы едва не ослепли! Многие думали, что чудовище нападет на нас – такому гиганту и добыча нужна огромная. Кристин приказала открыть пушечные порты и приготовиться, но курс менять запретила.
Железный кит – а он, похоже, и вправду был железным, если судить по отблескам на его туловище – еще с минуту пошарил жадным глазом по нашему борту, а потом прибавил ходу и вскоре скрылся в ночи. Те несколько моряков с «Пантеры», что плыли теперь с нами, подтвердили: именно такое существо они и видели в прошлый раз.
– Перестаньте трястись от страха! – потребовала от команды Кристин. – Может быть, он безобиден, как корова! Не напал ведь кит на нас? Пусть себе живет. Нужно только смотреть внимательнее – налететь на него все равно, что на скалу.
Дальше мы шли без приключений, и вскоре увидели знакомый дубовый лес на острове Демона.
– Остров Оук! – хмыкнула Кристин, разглядывая берег в подзорную трубу. – Что то, Роберт, не прижилось твое название!
– Если бы там не было никакого демона, все бы звали его Оук из за этих дубов! – упрямо сказал Роб.
Мы бросили якорь в знакомой бухте и небольшой группой высадились на берег. Роберт остался на «Ла Навидад» по распоряжению Кристин.
– Пираты есть пираты, – объяснила она. – Когда в трюме полно золота, всегда найдется кто то, кто попробует взбунтовать команду. А в отсутствие капитана это гораздо легче. Поэтому ты, Роб, будешь капитаном на время моего отсутствия. Тебе я верю.
Роберт покраснел от удовольствия, а мы отправились к древнему колодцу. Однако не успели мы углубиться в лес, как слева раздался громкий тарахтящий звук, а по стволам деревьев стали часто бить будто бы железные пчелы. О пулях я тогда даже не подумал, хотя это и было похоже на выстрелы – во все стороны летели куски коры и древесины. Мы повалились на землю и как могли затаились в негустом подлеске. Наступила тишина.
– Не стреляйте! – из за ствола толстого дуба кто то помахал нам рукой. – Я в вас не целился, просто хотел продемонстрировать возможности нашего оружия.
– Кто ты такой, черт тебя дери?! – крикнула Кристин. – Покажись, не бойся! – Да я не боюсь!
Он вышел из укрытия и мы увидели широкоплечего, широколицего человека в одежде непривычного покроя.
Быстрый переход