Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
От этих типов исходила злая, беспредельная сила. Это не те более-менее цивилизованные братки, в числе которых когда-то был и сам Васек. В их команде все строили из себя крутых, но, по большому счету, все были нормальными людьми – все чего-то боялись, особенно смерти. Чтобы поднять руку на крутого авторитета, об этом даже думать было страшно. У них имелись понятия. И сдерживающих факторов хватало. А у этих не было ничего – ни законов, ни тормозов. Стопроцентные отморозки – сильные, жестокие. И эта отчаянная решимость крушить все преграды на своем пути просто ужасала… Ваську казалось, что он попал в племя каннибалов, которые вот-вот могут сожрать его. От страшного предчувствия кровь леденела в его жилах.

– Ты думаешь, зачем мы твоего Космача сделали? – мерзко злорадствовал Тычок. – А чтобы жить нам не мешал.

И Пашу Козыря сделали. И Кирьяна твоего. Всех сделали!

Чтобы жить нам не мешали. И за Санька нашего спросили…

Ха! И это называется крутые! Не на тех я типа нарвался… Да они для меня грязь под ногами! Понял? Грязь!!! Не, ну чо ты на меня смотришь? Чо смотришь, крыса?… А-а, думаешь, что мне теперь спуску не дадут. Вся братва поднимется, то да се…

Да чхать я хотел на вашу братву!… А-а типа с ним серьезные люди в завязке? Туфта все это. Твой Космач не в законе.

А серьезным людям он нужен, пока жив. Потому что у них завязки чисто на бизнесе. На бизнесе, понял, а не на понятиях!… Да какой он на хрен авторитет, твой Космач? Он бизнесмен, понял? Лох, вот он кто!… А еще пыжился. Типа мы для него никто. Ха-ха, смешно, аж трахаться хочется…

Тычок перевел взгляд на Мальвину, похотливо улыбнулся.

Той явно стало не по себе. Она хоть и не пальцем деланная, но перед этим монстром не хорохорилась.

– Я тебя хочу! – прямо заявил он. – А ты? Ты меня хочешь?

– А цветы? – натянуто улыбнулась она. – А шампанское?…

– Будут тебе цветы. И шампанское, – сказал Карабас. – Потом. А сейчас будь умницей. Тычок у нас герой. А ты его награда. Сделай так, чтобы награда нашла героя…

Мальвина – его женщина. Или нет, она его вещь, которую он запросто может одолжить другому… Это не просто монстры, это полные деградаты. И оттого они еще опасней…

Тычок поднялся, подошел к Мальвине, сгреб ее в охапку.

– Пошли, кроха! Сегодня ты моя!… А завтра…

Он с плохо скрытой насмешкой посмотрел на Карабаса.

– И завтра ты можешь быть моей…

Карабас стал мрачнее тучи. В его глазах полыхнула молния. Мощный сгусток грозовой энергии сорвал с Тычка всю его спесь.

– Ты, братуха, говори, да не заговаривайся…

Для этой ситуации голос Карабаса звучал неестественно спокойно. Так мог говорить человек, нисколько не сомневающийся в своей силе.

– Да ладно, братан, я ж пошутил, – включил заднюю Тычок. – Мальвина – твоя женщина, не вопрос…

– Но сегодня она твоя… Если, конечно, она не против.

Карабас не хотел накалять ситуацию. Но и Тычка должен был поставить на место – чтоб не зарывался. И ведь сделал это. Поставил его в зависимость от бабы. Утонченное унижение.

– Я-то не против, – язвительно улыбнулась Мальвина. – Но сначала цветы и шампанское…

И эта утерла Тычку нос. Пришлось пацану цеплять на себя гусарскую браваду и отправляться в холодную ночь за цветами и шампанским. А ведь можно было обойтись и без этого.

Закусь на столе нехитрая, но ее в изобилии. И водки хватало. К бычкам в томате. Васек пил много – как будто хотел, чтобы эти бычки не просто лежали, а плавали в желудке.

Быстрый переход
Мы в Instagram