Loading...
Изменить размер шрифта - +
— Федька в поход не пойдет, — заговорил Женя.
— Не пойдет? — удивленно спросила Наташа. — Почему?
— Фонарь он вчера разбил. При мне нарочно взял и разбил. Я его отругал. И знаешь, Наташа, что он сделал? С Алькой подружил! И в поход с нами не хочет идти. С ним решил пойти.
— Федька с Алькой? С Алькой?! — широко раскрыла Наташа глаза. — Неправда!
— Правда. Мне Нюра сказала.
— Врет Нюрка. Чтоб Федя подружился с Алькой?! Неправда!
— Правда, Наташа. Нюра никогда не врет.
— Ну, встречу Федьку, покажу я ему!.. — возмущенно тряхнула косичками Наташа. — Подумаешь, беда! — через минуту решительно добавила она. — Пусть не идет с нами, если ему Алька дороже. Без него пойдем.
— И Пашка тоже: хочет и не хочет. «Какой, говорит, на один день поход!»
— А Боря?
— Борис пойдет.
— Ну что ж, не хотят — пойдем втроем. Не очень то, испугались! — бодро сказала Наташа.
Однако было видно, что и она расстроена.
— Знаешь, Наташа, — продолжал Женя, — все потому, что тимуровцев нет. Помнишь, как хорошо было? Всегда все вместе, дружно. Я больше всех виноват, что команды не стало…
— Что ты, Женя…
— Нет, нет, — перебил он Наташу, — командир всегда больше всех виноват! Даже ночью проснусь, думаю, но ничего придумать не могу, И клятву я, Наташа, не выполнил.
— Глупый ты, Женя! Совсем ты не виноват. Все вместе думали и ничего не придумали, а ты один хочешь?
Тень грусти пробежала по лицу девочки.
— Женя, — проговорила она через минуту и упрямо тряхнула головой, — ты помирись с Федькой. А?
Женя рассматривал ножик и будто не слышал.
— Помирись! — повторила девочка.
— Нет! — сухо отрезал мальчик. Светлые брови его упрямо сошлись на переносице.
— Но почему? Ведь хороший Федька! В поход неинтересно без него… Помирись, ладно?
Смуглое, чуть скуластое лицо девочки даже покраснело от волнения.
Женя молчал.
— Наверное, ты рассердился, когда Федька сказал, что при тимуровцах лучше было? — не сдавалась Наташа. — Он правильно сказал. Мне тоже часто скучно бывает.
— Я и не спорю. Конечно, при тимуровцах лучше было. Но что сделать, если работы не стало?
— Видишь, и ты с Федькой согласен, — оживилась Наташа. — А с Алькой он нечаянно подружился…
— Нет, — перебил ее Женя, выпрямляясь, — не помирюсь. Он нас всех на Альку променял. Пока хорошо было — он дружил с нами. В поход с Володей собирались — тоже дружил. А как узнал, что без Володи и только на один день пойдем, он сразу к Альке. Нет, так только настоящие изменники делают — в трудный момент товарищей бросают! Пусть со своим Алькой дружит. Не помирюсь!
— А говорил, что если я попрошу, то все сделаешь, — укорила Наташа, смотря карими, с едва заметной раскосинкой глазами прямо на мальчика.
— Ну… — на мгновение растерялся Женя. — Как же я помирюсь, Наташа? Не я задевал Федьку первый, не я виноват.
Женя надул губы, сердито отвернулся.
— Не сердись, Женя, — виноватым голосом проговорила Наташа. — Я думала, что вас помирить можно…
— Знаешь, Наташа! — Женя решительно повернулся. — Если бы ты попросила… попросила какой нибудь подвиг… спасти бы тебя…
— Ой, — перебила Наташа, — как же я забыла, что надо хлеба купить! Влетит! Я быстро сбегаю, а потом к тебе приду и сходим навестить Володю.
Быстрый переход