Изменить размер шрифта - +
Он схлопотал пулю в левую реку, но не придал ранению большого значения, лишь перевязав ее.

— Каковы наши планы на завтрашний день? — Майор Хаксалл из батальона арканзасцев присоединился к кружку офицеров Легиона у костра.

— Господь их знает, — ответил Бёрд. Он потягивал виски из трофейной фляги.

— Кто-нибудь видел Фалконера? — спросил Хаксалл. — Или Свинерда.

— Свинерд пьян в стельку, — ответил Бёрд, — а Фалконер уже почти пьян, а если и трезв, то всё равно ни с кем не будет разговаривать.

— Это он из-за Адама? — предположил капитан Мерфи.

— Да, — ответил Бёрд. — Полагаю, что так.

— Что за чертовщина у них там произошла? — спросил Мерфи.

Долгое время все молчали. Некоторые посматривали на Старбака, ожидая от него объяснений поведения Адама, но тот молчал. Он надеялся, что его былому другу хватит силы и мужества жить чужаком в чужих краях.

— Адам слишком много размышляет, — наконец прервал молчание Бёрд. Свет костра придал лицу полковника еще более суровый вид.

— Размышления не приносят человеку пользы. Они только усложняют простые вещи. Мы должны объявить мыслителей вне закона в нашей новой и славной стране. Мы обретем счастье, упразднив образование и наложив запрет на все идеи, которые слишком сложны для восприятия этих мошенников-баптистов. За повальное скудоумие, в котором лежит истинное счастье нашей нации.

Он насмешливо поднял флягу.

— Давайте выпьем за мою гениальную идею: официально провозгласим скудоумие.

— Так уж вышло полковник, что я баптист, — мягко заметил майор Хаксалл.

— Мой дорогой майор, мне очень жаль, — Бёрд тут же пожалел о своих словах. Возможно, он упивался звуками собственной речи, но не мог перенести мысли, что причинил боль дорогим ему людям. — Вы простите меня, майор?

— Я прощаю вас, полковник, и даже более того, я обязан постараться направить вас к принятию Господа нашего Иисуса Христа, спасителя нашего.

Прежде чем Бёрд смог подобрать подобающий ответ, неожиданная красная вспышка огня озарило небо на юге. Заполыхал громадный пожар, осветив большой участок сельской местности и отбрасывая огненную тень почти до самых окраин Ричмонда.

Мгновением спустя по земле прокатился звук взрыва. За этим оглушительным грохотом последовали и другие разрывы, и всё больше огненных шаров появлялось, раздуваясь, а потом угасая, на противоположном берегу реки.

Тысячи сигнальных ракет прорезали ночное небо, оставляя за собой огненные полоски. Огоньки пламени плясали в гигантских кострах, и горящие реки змеились по темной земле.

— Они уничтожают склады, — с оттенком изумления вымолвил Бёрд. Он, как и все находящиеся на плато мятежники, вскочил на ноги, наблюдая за гигантскими кострами вдалеке. По земле прокатилось эхо очередных взрывов, и новые пожары озарили ночь. — Янки сжигают свои запасы! — ликующе воскликнул Бёрд.

Северяне предавали огню запасы продовольствия и боеприпасы всей летней кампании. Целые составы, состоящие из пригнанных на полуостров с северных станций вагонов, теперь поджигали.

Все огромные снаряды, двухсотфунтовые и двухсотдвадцатифунтовые, предназначенные для разнесения в клочья похожих на лоскутные одеяла укреплений Ричмонда, теперь подрывали.

Железнодорожный мост через Чикахомини, сперва разрушенный мятежниками, а затем восстановленный, опять взлетел на воздух, и когда янки убедились, что пролет моста рухнул в темные воды реки, то пустили в зияющую дыру на полной скорости подожженный состав с боеприпасами.

Паровоз нырнул в грязь, а за ним сорвались с моста взрывающиеся на ходу вагоны, которые продолжали гореть и взрываться на заболоченных берегах реки.

Быстрый переход