Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

     - Чез, ты можешь занять мое место, - предложила Чезаре сестра таким твердым и командным голоском, что кардинал обернулся к ней. Она стояла,

сложив руки на груди, длинные белокурые локоны падали на плечи, на ангельском личике застыла непоколебимая решимость.
     - Ты не хочешь идти с папой за руку? - кардинал сделал вид, что обижается.
     - Я не буду плакать из-за того, что не держу тебя за руку, - ответила она. - И не буду из-за этого сердиться.
     - Креция, - в голосе Чезаре слышалась искренняя любовь, - не будь дурой. Хуан просто прикидывается маленьким. На самом же деле он может

постоять за себя, - и пренебрежительно посмотрел на своего брата, который утирал слезы шелковым рукавом рубашки.
     Кардинал взъерошил темные волосы Хуана, подбодрил его:
     - Перестань плакать. Можешь взять меня за руку. - Посмотрел на Чезаре:
     - А ты, мой маленький воин, возьми вторую. - Взглянул на Лукрецию и одарил ее любящей улыбкой. - А ты, мое дитя? Что твой папа может для

тебя сделать?
     Выражение лица девочки не изменилось, на нем не отразилось никаких эмоций. Родриго одобрительно кивнул.
     - Ты - истинно папина дочь, и в награду за твои великодушие и смелость ты усядешься на единственное почетное место.
     Родриго Борджа наклонился, высоко поднял маленькую девочку и усадил себе на плечи. Рассмеялся от радости. А когда зашагал, в развевающейся,

элегантной сутане, его дочь, казалось, превратилась в новую и прекрасную корону, которую сама судьба водрузила на голову кардинала.

***

     В тот же день Родриго Борджа поселил детей во дворце Орсини в Ватикане, который возвышался напротив его собственного. Его вдовая кузина,

Адриана Орсини приглядывала за детьми и следила за тем, чтобы они получили должное образование.
     После помолвки ее тринадцатилетнего сына Орсо его невеста, пятнадцатилетняя Джулия Фарнезе, переехала во дворец, чтобы помогать Адриане.
     Хотя повседневные заботы о детях теперь лежали на кардинале, они иногда виделись с матерью, которая в третий раз вышла замуж, за Карло

Канале. Его выбрал Родриго Борджа, как он выбирал и первых двух мужей Ваноццы, зная, вдове необходим муж, чтобы обеспечить ей - защиту, а дому -

приличную репутацию. Кардинал всегда был щедр, но то, что он ей недодал, она получила от двух первых мужей. В отличие от других красивых, но

пустоголовых куртизанок, чьими услугами пользовались аристократы, Ваноццу отличала практичность, восхищавшая Родриго.
     Ей принадлежали несколько пользующихся популярностью харчевен и загородное поместье, которое также приносило приличный доход. Набожная

женщина, она построила часовню, в которой ежедневно возносила молитвы.
     По прошествии десяти лет взаимная страсть несколько поугасла, но Родриго и Ваноцца оставались добрыми друзьями.
     Не прошло и нескольких недель, как Ваноцце пришлось расстаться и с последним ребенком, Хофре, который все время плакал в отсутствие братьев

и сестры. Вот так все четверо детей кардинала Родриго вновь оказались под одной крышей, на попечении его кузины.
     Как и положено детям кардинала, несколько следующих лет их обучали лучшие учителя Рима. В список дисциплин входили гуманитарные науки,

астрономия и астрология, древняя история и несколько языков, включая испанский, французский, английский и, разумеется, язык церкви - латынь.

Чезаре учился неплохо благодаря острому уму и стремлению во всем быть первым, но наибольшие успехи демонстрировала Лукреция, проявляя при этом и

силу характера, и способности.
Быстрый переход
Мы в Instagram