Loading...
Изменить размер шрифта - +
Дел изменяла свою яватму, призывая часть силы. Немного, я знал – она не хотела убивать меня

– лишь столько, чтобы ей хватило для победы.

Мне призывать было нечего. Мой меч жаждал крови, жаждал жизни, а я не мог ему этого дать.

Поэтому у меня был только один шанс остановить ее: подавить песню Дел и заставить ее танцевать под мою мелодию, сотканную, из намеков и лжи, чтобы заставить Дел совершить ошибку, потому что сама она не ошибется. Она никогда не ошибается.

И если я выиграю этот танец, значит Дел ошибется впервые в жизни.

А я должен был выиграть.

Я посмотрел на Дел повнимательнее, продолжая двигаться. Мы дразнили друг друга клинками, не давая ничего из того, что обещали. У нас с Дел на тренировках всегда присутствовало что-то очень личное, что заставляло нас вспоминать о времени, проведенном в постели. Танец для нас стал не только ритуальной схваткой, но и объяснением в любви.

На это раз все было сложнее. Каждый из нас жаждал удовлетворения, которое другой дать не мог и не хотел.

Но было и что-то другое. Что-то поднималось во мне. Я почувствовал это, но не сразу понял в чем дело, а когда понял, даже испугался – меня переполнял гнев.

Не именно на Дел, на то, что происходило, потому что весь я был в танце. Но на глупость, которая привела нас сюда, танцевать друг против друга на радость Телека, Стиганда и других, которые хотели избавиться от нас обоих. Которые хотели, чтобы мы оба умерли и ради этого готовы были пожертвовать своей честью.

Ярость. Теперь уже на Дел, которая наплевала на мои чувства, чтобы удовлетворить свои. Которая так легко продала меня в рабство и не задумалась, каково мне.

Холодный гнев. Но он рос. Он перешел из меня в меч и в мой танец и, наконец, дошел до Дел.

Наши узоры стали четче, удары настойчивее. Гнев уже переполнял меня и в голове было только одно: я должен выиграть.

Сколько раз мы с Дел встречались в круге для тренировки? Сколько раз мы из круга выходили, так и не решив, кто же лучше, но в душе не сомневаясь в собственном превосходстве?

Не эти ли мысли мы высказали вслух на кимри?

Тогда наш спор так и не был закончен. Теперь все должно определиться.

Пора кончать этот фарс.

Она попыталась. Ноги широко расставлены и чуть согнуты. Она постоянно была в движении, ни на минуту не останавливаясь, не давая мне времени на решение. Я знал, что под серебряными нарукавниками ее запястья не уступали по твердости стали.

Нельзя было сбивать дыхание, если я собирался выиграть танец, но несколько слов могли мне помочь. Они могли разрушить ее песню.

Я заговорил намеренно гневно:

– Узнаешь это? Слушай меня.

Она открыла рот, чтобы запеть, но я не позволил.

– Ан-истойя, которому нужна свобода…

У Дел лишь дрогнули ресницы.

– …ан-истойя, которому нужна кровь для яватмы…

Она молчала и свирепо смотрела на меня. Я много раз видел ее в круге, но впервые этот взгляд угрожал мне.

– …который сделает все, что потребуется…

Она метнулась сквозь мою защиту, зацепила мой меч и снова скользнула назад.

Аиды, ненавижу ее скорость. Она мешает меня с пылью.

– …чтобы вернуть то, что было потеряно.

Это подействовало. Ее взгляд изменился. Я решил побольше разбередить рану.

– Все это тебе знакомо, да, Дел? Видишь себя?

Она видела. В ее глазах появились испуг и изумление. С каждой секундой она все ближе подходила к правильному ответу.

И последний удар.

– Я увезу тебя отсюда. На Юг, когда закончу. И тогда у меня будет все: Юг, яватма, сила, Делила, – я помолчал, чтобы она успела понять. – Ты наконец займешь свое место.

Сработало. Она была взбешена, слишком взбешена и начала терять контроль.

Быстрый переход