Изменить размер шрифта - +

В одном из полетов его самолет попал под интенсивный огонь противника. Хантеру удалось исправить полученное повреждение, что позволило принять на борт сотни сомалийских беженцев, пытающихся избежать смерти. Спустя некоторое время он уволился и запатентовал какое-то свое изобретение. Насколько поняла Сара, сейчас это приспособление использовалось военными и гражданскими самолетами во всем мире.

Это позволило Хантеру заработать свой первый миллион. Саре не удалось найти информацию о его доходах, но, должно быть, он неплохо зарабатывал, если мог позволить себе покупать раритеты, стоящие сотни тысяч фунтов. Это напомнило ей о проблеме.

– Послушайте, мистер Хантер, эта ситуация…

– Дев, – перебил он Сару, улыбка не сходила с его лица. – Теперь, когда мы обручены, формальности можно опустить. Я знаю, что у вас с полдюжины имен. Как вы предпочитаете, чтобы вас называли? Сара, Элизабет или Мари-Адель?

– Сара, – сказала молодая женщина, – но мы не обручены.

– Рыжеволосая дама думает иначе.

– Меня не волнует, что она думает.

– Меня тоже. – Взгляд его голубых глаз стал серьезным. – Вот почему я предложил вам выбор. Позвольте мне огласить основные правила, чтобы не возникло непонимания. Вы соглашаетесь на обручение максимум на шесть месяцев. Срок может быть сокращен, если мне удастся завершить сделку, над которой я сейчас работаю, раньше. В обмен я удаляю запись и не сообщаю о пропаже.

– Но как же медальон? Вы сказали, что он стоит сотню тысяч фунтов или больше.

– Я приму ваши уверения в том, что Джина его вернет. Когда-нибудь. Тем временем… – Дев шутливо отсалютовал ей бокалом, – за нас, Сара.

Чувствуя, что она загнана в угол, Сара ухватилась за последнюю соломинку:

– Вы обещали мне еще двадцать четыре часа. Сделка не вступит в силу до тех пор. Согласны?

Дев заколебался, затем пожал плечами:

– Идет.

Конечно же Джина позвонит ей, и эта нелепая ситуация разрешится. По крайней мере, Сара надеялась на это. Она встала:

– До завтра, мистер Хантер.

– Дев, – снова поправил он ее и также встал.

– Нет необходимости меня провожать. Пожалуйста, наслаждайтесь ужином.

– Вообще-то я был голоден и перехватил на улице тако. Забавно, – прокомментировал он, – я много раз бывал в Корее, но не помню, чтобы ел тако там.

Хантер галантно взял ее за локоть. Бабушка одобрила бы этот жест, весьма корректный и вежливый, а не собственнический. Тем не менее Саре стало неуютно. Шагая рядом с ним, она остро почувствовала, насколько он выше и сильнее ее.

Направляясь к двери, они прошли мимо столика, за которым сидела рыжеволосая женщина. Она подняла голову, увидела непроницаемый взгляд Сары и уткнула нос в меню.

– Я поймаю для вас такси, – сказал Хантер, когда они вышли из ресторана.

– До моего дома всего несколько кварталов.

– Уже темнеет. Я знаю, что вы выросли в этом городе, но буду чувствовать себя спокойнее, если усажу вас в такси.

Сара не стала спорить, главным образом потому, что на улице действительно начало темнеть, а в воздухе повеяло прохладой. Зажглись фонари в Центральном парке.

Взгляд Сары снова упал на рыжеволосую женщину. Эта картина не доставила ей удовольствия. Женщина смотрела им вслед, к ее уху был прижат телефон. Можно не сомневаться, что она распространяет новость о том, что у Номера Три из списка самых сексуальных мужчин появилась невеста. Саре стало плохо. В Нью-Йорке любят болтать о знаменитостях.

Она только что дала пищу для сплетен. Недовольная собой, Сара подавила ругательство, которое вызвало бы резкое неодобрение бабушки.

Быстрый переход