Изменить размер шрифта - +

 

ПИСЬМО НАЙТА

 

В ближайшие дни я не мог заняться папирусом, так как был очень занят другой работой.

Через несколько дней пришёл почтальон и принёс мне письмо со штемпелем: «Москва». По почерку на конверте я сразу узнал руку Найта. Найт описывал свои московские впечатления, а затем сообщал мне историю подаренного папируса.

«Вас, наверное, заинтересовал мой подарок. Позвольте же сообщить вам, как он попал в мои руки.

Вы знаете, — писал дальше профессор Найт, — что я всегда интересовался, как жили древние народы. Чтобы узнать побольше об их жизни, я ездил в разные страны, производил раскопки, отыскивал засыпанные землёй старинные вещи и рукописи.

На этот раз я решил поехать в Египет. Нет другой страны, которая могла бы дать столько нам, археологам. В Египте сухо, и вещи сохраняются там под песками тысячи лет.

При похоронах египтяне клали в могилу вместе с покойником много мелких вещей. По этим вещам и надписям, которые находят на стенах гробниц, можно представить всю жизнь египтян. Ещё далеко не все египетские могилы разрыты, можно надеяться найти нетронутые, интересные для учёного гробницы. Я поехал в Египет раскапывать гробницы египетских фараонов.

Я выехал из Нью-Йорка на пароходе и через две недели прибыл в Александрию. Оттуда отправился вверх по Нилу на речном пароходе. Я увидел берег с пальмами и невысокие Мокаттамские горы. Это был Каир, — я знал, что до Каира нет никаких гор. Из Каира я поплыл вверх по Нилу к развалинам древнего города Оксиринха.

В первый же день я обошёл разрушенный город кругом. Моим глазам представилась унылая картина.

От Оксиринха действительно не осталось ничего, кроме кирпичных фундаментов домов. Самые дома давным-давно развалились, и окрестные жители растаскали кирпичи себе на постройки.

На краю города я заметил несколько странных круглых холмов. Холмы были невысоки, не более двенадцати метров высоты.

Откуда взялись эти холмы? Это могли быть или засыпанные землёй остатки домов, или засыпанные землёй мусорные кучи.

Ведь в древности помойных ям не было. Весь мусор и хлам выбрасывали в поле на краю города. За много столетий могли вырасти целые холмы мусора.

Но если это действительно мусорные кучи, стоит ли в них копаться?

Что может быть в них, кроме мусора?

Конечно, меня гораздо больше интересовали гробницы фараонов. Но всё-таки я дал себе слово: если у меня после раскопок гробниц останется время, — раскопать эти холмы.

 

 

 

В ГРОБНИЦЕ

 

Я разыскал несколько ещё никем не исследованных гробниц. Я нашёл рабочих, и мы стали осторожно откапывать вход в гробницу. Пять дней мы рыли песок. Наконец перед нами открылась неглубокая яма около метра глубины и такой же ширины. Четырёхугольные известковые плиты стояли двумя рядами, справа и слева, в два слоя; третий слой служил как бы крышкой этой комнаты. Прямо на полу лежала мумия.

Но никаких вещей и украшений в гробнице не было. Гробница была пуста: её ограбили, наверное, уже много веков назад. Теперь гробница была неинтересна.

Ещё несколько гробниц раскопали мы, и каждый раз натыкались на ту же неудачу: до нас в гробницах побывали воры.

Но оставалась ещё одна гробница, на которую я надеялся. Эта гробница была расположена на краю пустыни. Когда мы раскопали её, мы увидели, что в неё вёл крутой спуск, похожий на колодец.

Я осторожно спустился в этот колодец и очутился на глубине четырёх метров. При свете фонаря я разглядел узкую горизонтальную шахту, нечто вроде подземной комнаты. Я пробрался туда и увидел истлевшие деревянные гробы. В них лежали почерневшие трупы — мумии. Голова и грудь у них были покрыты гипсом, на гипсе было что-то нарисовано. Рядом лежали венки и разные вещи.

Я подошёл к мумии и хотел снять с неё гипсовую маску. Я знал, как важно сохранить маску в целости, и осторожно взял её в руки.

Быстрый переход
Мы в Instagram