Loading...
Изменить размер шрифта - +

- Признаюсь, его голос как-то влияет на меня, - вытягивая и вновь поджимая под себя длинные обнаженные серебристые ноги, - сказала Селеста.

- Сейчас он разозлится, - заметил Шенберг. Почему бы и нет? Думаю, гениальные люди имеют на это полное право, - произнесла Афина Паулсон своим чистым контральто. Несмотря на свое имя, в лице у нее было много от азиатских предков. Она выглядела лучше девяти из любых десяти молодых женщин и ставила на первое место те качества, которые у Селесты занимали третье. Сейчас на Афине был простой цельнокроенный костюм, не многим отличающийся от того, который она обычно носила на работе. Она была одной из наиболее приближенных к Шенбергу и доверенных секретарш.

Суоми, желая не пропустить запись момента, когда Карлсен разозлится, нащупал небольшой кристаллический кубик на подлокотнике кресла. Настроил его так, чтобы не слышать разговора в гостиной и воспринимать только звук, приходящий по радио. Он приказал себе приклеить этикетку на кубик, как только вернется в свою каюту. Обычно он забывал делать это.

- Как они должны были его ненавидеть! - заметила Барбара Хуртадо мечтательным и задумчивым голосом. Афина повернулась к ней:

- Кто? Те, на кого он разозлился?

- Нет, эти ужасные машины, с которыми он воевал. Оскар! Ты же все это изучал. Расскажи нам что-нибудь об этом.

Шенберг пожал плечами. Казалось, он не был расположен к тому, чтобы много говорить на эту тему, хотя она явно занимала его.

- Я бы прежде всего отметил, что Карлсен был настоящим человеком и я хотел бы быть с ним знакомым. Карлос, пожалуй, изучал этот период более основательно, чем я.

- Да, попробуй-ка ты теперь, - оживился де л а Торре. Он не очень ладил с Суоми, хотя их отношения еще не обострились настолько, чтобы приводить к открытым ссорам.

- Да, - сказал Суоми глубокомысленно. - Пожалуй, эти машины и впрямь его ненавидели.

- О, нет, - заметила Афина, отрицательно покачав головой. - Только не машины.

Иногда у Карла появлялось желание ударить ее. Он все же продолжил: Считают, что у Карлсена был особый талант в выборе стратегии, которой они не могли противостоять, какой-то особый дар лидера... Что бы то ни было, но берсеркеры не могли успешно действовать против него. Говорят, они оценивали его уничтожение даже выше, чем разрушение нескольких планет.

- Берсеркеры строили специальные машины-убийцы, - неожиданно произнес Шенберг. - Только для того, чтобы избавиться от Карлсена.

- Ты уверен в этом? - поинтересовался Суоми. - Я встречал намеки на что-то такое, но нигде не говорится об этом определенно.

- О, разумеется, - едва заметно улыбнулся Шенберг. - Если хочешь разобраться в этом вопросе, недостаточно запросить распечатку из Информационного Центра Земли. Нужно подсуетиться и раскопать дополнительные факты.

- Но почему?

- Информационный Центр обычно мог быстро воспроизвести любую справочную информацию, имеющуюся где-либо на Земле. Остались еще некоторые старые правительственные блоки цензуры в банках данных, содержащих информацию по берсеркерам.

Суоми покачал головой.

- Но ради чего это?

- Я думаю, просто из-за инерции официальных органов. Никому не хочется тратить время и силы на наведение порядка. Если же ты спрашиваешь, почему вначале вставлялись блоки цензуры, то это делалось из-за того, что одно время были людишки, преклонявшиеся перед этими проклятыми тварями, берсеркерами.

- Не могу в это поверить, - возразила Селеста. Она хотела добавить еще что-то, но ее перебил гневный крик Карлсена, расценившего своих подчиненных за что-то.

- Я уже почти закончил, - потянувшись к панели управления возле кресла, сказал Шенберг. Треск радиопомех прекратился. - Дальше несколько часов радиомолчания. - Теперь взгляд Шенберга беспокойно скользил по астронавигационной карте. - Так вот, существовала некая достаточно тупая бюрократическая практика ограничения доступа к информации о берсеркерах.

Быстрый переход