Loading...
Изменить размер шрифта - +
После саморазрушения двигателя Орион навсегда остался там.

Помимо поклонников культа Смерти, погибших внутри корабля или позднее казненных Леросом, в результате катастрофы было убито, по меньшей мере, еще двадцать человек, в большинстве своем не подозревавших даже о существовании берсеркера. Однако Суоми мог теперь спать спокойно, потому что живы и невредимы остались миллионы ни в чем неповинных людей на всей этой планете.

Афина сказала:

- Так вот, Оскар в конце концов объяснил мне, как все это вышло. Они ему пообещали шанс, возможность - если он с ними станет сотрудничать - сражаться, пробиться и дойти до берсеркера, чтобы разрушить его.

- И он поверил в это?

- Он говорил, что знал, насколько это был маленький шанс, но ведь и ничего лучшего не было. Иначе его вообще не допустили бы к кораблю. Ему пришлось сидеть в камере и отвечать на вопросы, задаваемые Андреасом и Лашезом. И, кстати, берсеркером тоже. Шенберг даже как-то говорил прямо с ним.

- Все ясно. - Суоми сделал глоток перебродившего молока из позолоченного кубка. Может быть, для Шенберга этот напиток и оказался вреден, а вот он обнаружил, что его желудок воспринимает это питье нормально, а вкус его даже начал нравиться.

Афина сидела за столиком напротив, глядя на него почти мечтательно. Карлос, я все никак не могла тебе рассказать о своих мыслях, - проговорила она тихим низким голосом. - Все это придумано настолько просто и незатейливо. О, конечно, я имею в виду "просто" в смысле "классически". И даже блестяще.

- Хм?

- Я про то, как ты использовал свои записи с голосом Карлсена и победил.

- А, вон ты о чем. Так это действительно просто - склеить вместе отдельные записные слова, составить из них фразы, которые берсеркер должен оценить, как очень угрожающие. Главное здесь было в том, чтобы берсеркер узнал этот голос и поэтому начал бы предпринимать самые крутые и жестокие действия, на которые только был способен. И все это, чтобы убить Карлсена, забывая обо всем остальном, не опасаясь и даже охотно желая при этом уничтожить себя самого.

- Но так все это прочувствовать, понять - это же блестяще! А какая требуется смелость, чтобы это осуществить.

- Ну, да. Когда я узнал, что его прислужники расспрашивали про Карлсена без всякой на то видимой причины, мне пришло в голову, что мы можем иметь дело с одной из тех машин-убийц, с берсеркером, специально запрограммированным для охоты на Карлсена. Даже, если это был всего лишь обычный берсеркер - ха, боже, что я говорю?

- Тогда уничтожение Карлсена тоже имело бы очень высокую оценку или приоритет с точки зрения его программы. Возможно, даже более высокий приоритет, чем уничтожение всего населения какой-нибудь небольшой планеты. Я рискнул поставить на то, что он должен попросту забыть обо всех прочих планах и решиться на уничтожение корабля, что он сочтет вполне вероятным, будто бы Карлсен каким-то образом спрятан на Орионе с секретной десантной командой.

- Ну, уж это звучит, словно бред сумасшедшего. - Затем, волнуясь, Афина попыталась загладить прозвучавшую критическую интонацию. - То есть, я хочу сказать ...

- Да все правильно. Это и есть бред сумасшедшего. Однако, насколько мне известно, берсеркеры никогда особенно не блистали в деле предсказания поведения людей. Может, он решил в конце концов, что Андреас его предал.

Бог Торун во плоти, ранее известный как Томас Граббер, царственно вошел во дворик с другой стороны, за ним шествовали жрецы и скульптор, делавший на коду наброски для новой статуи с копьем. Суоми слегка приподнялся со стула и поклонился Торуну. Торун ответил улыбкой и вежливым поклоном.

Карлос и Томас поняли друг друга удивительно хорошо. Народ нужно было успокоить, поддержать порядок в обществе в такое кризисное время. Действительно ли, Лерос и другие благочестивые вожди верили, что сейчас рядом с ними прогуливаются бог и полубог? Очевидно, да. По крайней мере, какой-то частью своего разума и, по крайней мере, настолько долго, насколько их вера идет на пользу их намерениям.

Быстрый переход