Loading...
Изменить размер шрифта - +

Тем временем во дворе поднялся шум. Появившийся откуда-то Кангар с ходу прокричал несколько фраз, и остальные аборигены немедленно завопили в ответ.

– Кажется, нападение было отвлекающим маневром, – в ответ на безмолвный вопрос командира произнес Бестужев. – Пока тут шла забава, хитчи угнали с дальнего пастбища целую отару овец.

Миронов не выдержал, усмехнулся. Угнать отару с его точки зрения было подлинным молодечеством. Не говоря уже о непосредственной пользе с подобной добычи.

Остальные восприняли весть гораздо серьезнее. Не хватало еще оказаться втянутыми в местные дрязги! Во что тогда выльется мирная экспедиция?

Кричал Селах, кричал Кангар, кричали остальные мужчины и женщины, до отказа наполнившие двор. Похоже, они дружно спорили, что же делать в свете новых обстоятельств? То ли немедленно пуститься в погоню, то ли воздействовать на похитителей иным образом?

Кстати, каким? Путешественники до сих пор не поняли сущность государственного устройства в здешних землях. Сильна ли власть, защищает ли своих подданных, или существует постольку, поскольку? Есть ли какие-нибудь соглашения? Вообще, каков уровень цивилизованности в краю?

Вчера вечером почти ничего выяснить не удалось, сказалось плохое понимание местной речи, а сейчас аборигенам не до каких-то объяснений. Да и сколько времени на них уйдет!?

К единому мнению собравшиеся прийти не смогли, однако многие из них отправились прочь, но скоро объявились на улице уже явно готовыми к походу. Если судить по переброшенным небольшим мешкам с самой необходимой поклажей.

Кто-то подвел Селаху коня.

Перед тем, как запрыгнуть в седло, хозяин обратился к гостям, причем на этот раз его слова не нуждались в переводе.

– Не хотите ли присоединиться?

Взоры путешественников скрестились на Кречетове. Он начальник, ему и решать.

Полковник невольно вздохнул. Конечно, было бы неплохо поддержать хозяев в их справедливой погоне за имуществом, из гостей превратиться в друзей. Но тогда для хитчей они сразу превратятся во врагов, и исправить подобное положение будет, ох, как трудно! А кто может предугадать интересы политики в здешнем районе, если пока ничего не известно ни о местных народах, ни о государствах?

– Мы – посланцы Белого царя. Если мы нападем на кого-то, то получится, будто нападает Белый царь. А он не давал нам такого права, – как можно спокойнее сказал Кречетов.

Бестужев перевел, и Селах почему-то удивился.

– Разве вы не решаете сами? И как тогда быть с недавним отпором? – бывший гвардеец старательно подбирал слова, однако трудно сказать, насколько перевод соответствовал оригиналу. Возможно, Бестужев не знал этого сам.

– Защищать людей – наш долг. Если же мы нападем на кого-то, то это равносильно нападению нашей державы.

Бедный переводчик! Красивое аристократическое лицо Бестужева кривилось от старательности передать, довести до аборигенов фразы начальника, и при этом сделать это максимально понятным языком, дабы затем не было никаких лишних вопросов.

В том, что аборигены порою не в состоянии понять самого элементарного, успели убедиться все участники экспедиции.

Собравшиеся мстители торопливо ушли, но довольно много мужчин остались в поселении не то для охраны, не то не пожелав принять участия в преследовании врагов.

– Мне кажется, в погоню пустились пострадавшие, а те, чьи овцы по-прежнему здесь, решили заняться хозяйством, – тонкие губы Бестужева скривились в иронической улыбке. Даже не скажешь, всерьез ли он выдвинул подобное предположение, или решил слегка пошутить над аборигенами.

–&

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход