Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Мы их почти не знаем! Они отшельники.

— Не забывай, что они мои родители, — напомнил папа. — Я ведь с ними как-то выжил!

Дорога, которая вилась между лесистыми холмами, внезапно выпрямилась: они въехали в небольшой городок. Внедорожник остановился на перекрестке, рядом с бензозаправкой. Кендра стала смотреть на толстуху, которая заправляла свой мини-вэн. Ветровое стекло мини-вэна было грязным, но толстуха, кажется, не собиралась его мыть.

Кендра невольно посмотрела вперед. Ветровое стекло их внедорожника тоже запачкалось; оно было в следах от убитых жучков, хотя папа протирал его, когда они в последний раз заезжали на заправку. Сегодня они проехали долгий путь, от самого Рочестера.

Кендра знала, что бабушка и дедушка по папиной линии пригласили их с Сетом не по своей воле. На похоронах маминых родителей она случайно подслушала разговор мамы с дедушкой Соренсоном. Мама упрашивала дедушку на время их отсутствия приютить детей у себя.

Вспомнив о похоронах, Кендра невольно поежилась. В похоронном бюро есть специальный «зал прощания», где родственники могут в последний раз взглянуть на усопших. Загримированные тела, обряженные в самые лучшие воскресные костюмы, лежали в двух одинаковых гробах. Кендра с трудом заставляла себя смотреть на них. Какому идиоту пришло в голову, что родственникам будет приятно смотреть на грубо раскрашенную куклу? На чучело… Зачем надо было так издеваться над бедными бабушкой и дедушкой?

Кендра прекрасно помнила их живыми. Бабушка и дедушка Ларсен часто общались с дочерью, зятем и внуками. Они приезжали на праздники и просто так, в гости.

Зато с бабушкой и дедушкой по папиной линии дети общались очень редко. Примерно в то время, когда родители Кендры и Сета поженились, бабушке и дедушке Соренсон досталось по наследству какое-то огромное поместье в Коннектикуте. Соренсоны никогда не приглашали к себе детей и внуков и сами редко выбирались к ним в Рочестер. А если и выбирались, то всегда по очереди. Вместе они приезжали только два раза. Соренсоны были славные, но приезжали так нечасто и так ненадолго, что дети не успели полюбить их по-настоящему. Кендра знала, что бабушка Соренсон раньше преподавала историю в каком-то колледже, а дедушка много путешествовал по свету, потому что у него было собственное небольшое дело — кажется, он занимался импортом или экспортом. Вот, пожалуй, и все.

Кендра и Сет очень удивились, когда дедушка Соренсон вдруг объявился на похоронах. До того Соренсоны приезжали в Рочестер полтора года назад. Дедушка извинился за бабушку: она не смогла приехать, потому что плохо себя чувствует. Кендра подозревала, что мнимое нездоровье бабушки — всего лишь надуманный предлог. Может, папины родители втайне развелись?

Выбравшись из жуткого «зала прощания», Кендра вдруг услышала мамин голос. Мама уговаривала дедушку Соренсона на время взять их с Сетом к себе. Они разговаривали совсем рядом, за углом; Кендра невольно остановилась и стала слушать.

— Почему они не могут остаться с Марси?

— Обычно мы и оставляли их с Марси, но она ведь тоже едет с нами!

Кендра осторожно высунула голову из-за угла. На похороны дедушка Соренсон нарядился в коричневый пиджак с кожаными заплатками на локтях и надел галстук-бабочку.

— А дети Марси куда денутся?

— К ее свекру и свекрови.

— Может, вам нанять няню?

— Две с половиной недели — достаточно долгий срок. Я помню, вы как-то обещали пригласить их к себе…

— Да, что-то такое припоминаю. Но почему непременно в конце июня? Лучше бы попозже, в июле…

— Потому что круизы проходят по определенным числам… Какая разница?

— В конце июня у нас много дел. Не знаю, Кейт. Отвык я общаться с детишками.

— Стэн, я не хочу ни в какой круиз.

Быстрый переход
Мы в Instagram