Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Что же вы теперь будете делать? — спросила Кендра.

— То же, что и всегда, — ответил дедушка. — Советоваться с союзниками и предпринимать все необходимые меры безопасности. Обществу Вечерней звезды давно известно местонахождение десятков других заповедников, но пока им не удалось туда проникнуть. Возможно, нам они уделят особое внимание, но, если мы будем начеку, то всегда сумеем расстроить планы наших врагов.

— Кто та женщина-призрак? Она ведь бежала, пока феи вязали Багумата.

— О ней я ничего не знаю, кроме того, что она, очевидно, стакнулась с нашими врагами. На территории «Дивного» много темных уголков… Там обитают создания, с которыми незнаком даже я.

Они добрались до фургона. Дедушка подсадил Кендру, а потом забрался в него сам.

— Хьюго, отвези нас домой!

Обратно ехали молча. Кендра обдумывала их разговор — о судьбе Лины и о нависшей над заповедником угрозе в лице Общества Вечерней звезды. Та долгая ночь, когда она столько всего сделала, показалась ей не концом испытаний, а началом.

Впереди на обочине дороги Дейл рубил поваленное дерево на дрова. Покрытый испариной, он нервно махал топором. Когда фургон проезжал мимо, Дейл поднял голову. Кендра улыбнулась и помахала рукой. Дейл принужденно улыбнулся и отвернулся, а потом вернулся к своему делу.

Кендра нахмурилась:

— Какая муха его укусила? Может, у него испортился характер после того, как он побывал статуей?

— Вряд ли он тогда хоть что-нибудь почувствовал. Он корит себя за другое.

— За что?

— Только ничего ему не говори… — Дедушка помолчал, оглянулся на Дейла и продолжал: — Он жалеет, что, когда феи всех исцеляли, здесь не было его брата Уоррена.

— Бабушка говорила, что брат Дейла в каком-то ступоре… Кстати, я его так ни разу и не видела. Неужели феи могли ему помочь?

Дедушка пожал плечами:

— Судя по тому, что они вернули Лину в воду, превратили импов в фей и воссоздали Хьюго из груды черепков… да, наверное, они могли бы вылечить Уоррена. Теоретически любое магическое воздействие допускает противодействие… — Дедушка почесал щеку. — Ты должна понять: еще неделю назад я бы ответил тебе, что исцелить Уоррена невозможно. Поверь мне, я очень долго искал средство, способное его вылечить. Но тогда я не слышал и о том, что импа можно превратить обратно в фею. Такого просто еще не бывало!

— Жалко, что я об Уоррене не подумала! — вздохнула Кендра.

— Ты ни в чем не виновата. Уоррену просто не повезло: в нужное время его не оказалось в нужном месте. Хорошо, что все остальные оказались там, где надо.

— Что случилось с Уорреном?

— В том-то и сложность, моя милая. Мы понятия не имеем. Он где-то пропадал целых три дня. На четвертый вдруг вернулся — белый как бумага. Он сидел в саду, ни с кем не разговаривал, не общался… Так продолжается и до сих пор. Он может жевать и ходить, если его вести. Он даже может выполнять простейшую работу, если показать ему, что надо делать. Но он ни с кем не говорит. Его разум улетучился.

Хьюго подвез фургон ко двору. Дедушка и Кендра спустились на землю.

— Хьюго, приступай к своим повседневным обязанностям!

Голем потащил фургон прочь.

— Я буду скучать по «Дивному», — сказала Кендра, обводя рукой крупные, яркие цветы, над которыми порхали мерцающие феи.

— Мы с вашей бабушкой долго ждали, когда среди наших потомков объявится кто-то вроде вас, — ответил дедушка. — Поверь мне, вы еще сюда вернетесь.

 

— Кендра! — окликнула ее снизу бабушка.

Быстрый переход