Книги Проза Алекс Гарленд Пляж страница 36

Изменить размер шрифта - +

Поэтому у меня просто не было выбора. Мне пришлось принимать решение, и я решил идти дальше. Позади находились охранники – брели по тропам, которые, как мы наивно предположили, проделали звери. Охранники, наверное, уже на пути к берегу, где обнаружат обертку от шоколада или следы на песке, которые выдадут наше присутствие. Впереди нас ждала неизвестность. Может быть, другие поля, другие охранники, а может быть, пляж, полный европейцев и американцев. Или же – вообще ничего.

«Лучше иметь дело со знакомым чертом…» – вот клише, которое я теперь не приемлю. Прячась в кустах, дрожа от страха, я понял, что если черт, которого я знаю, – это охранник плантации с марихуаной, тогда все остальные черти в подметки ему не годятся.

 

Я почти не помню, что происходило в продолжение нескольких часов после того, как мы покинули плато. Наверное, я настолько сосредоточился на текущем моменте, что в моей голове просто не осталось места ни для чего другого. Может быть, для сохранения воспоминания нужна рефлексия, чтобы воспоминание хотя бы где‑то осело в голове.

У меня задержалось в памяти лишь два мимолетных образа: вид с прохода на поля с марихуаной внизу, под нами, и еще один, более сюрреалистический образ. Сюрреалистический – потому что такого я не мог бы увидеть. Но когда я закрываю глаза, я представляю его так же отчетливо, как и любую Другую картину.

Мы втроем спускаемся по склону с другой стороны прохода. Я будто наблюдаю за всем происходящим сзади, поэтому вижу только наши спины, и вся картина находится несколько ниже меня, как будто я стою выше. У нас нет с собой полиэтиленовых мешков. Я иду с пустыми руками, и они вытянуты вперед – я вроде бы пытаюсь сохранить равновесие. Этьен держит за руку Франсуазу.

Странно, что впереди, над верхушками деревьев, я вижу лагуну и белый песок. Это невозможно. Мы не могли увидеть лагуну, пока не подошли к водопаду.

 

Водопад низвергался с высоты четырехэтажного дома – с высоты, которую я не переношу. Чтобы рассчитать спуск, я был вынужден подползти на животе к самому краю утеса: я боялся, что чувство равновесия, позволяющее мне стоять на стуле, мне изменит, и я камнем полечу вниз навстречу смерти.

Склоны утеса устремлялись вниз по обе стороны от водопада и, в конце концов, спускались в море, но не обрывались в нем, а соединялись вдалеке. Таким образом, от острова как бы отсекался гигантский круг, опоясывавший скалистой стеной лагуну, – в точности так и описывал место Зеф. Оттуда, где мы сидели, было хорошо видно, что эта скалистая стена насчитывает не более тридцати метров в толщину, но люди, проплывавшие мимо нее на лодке, никогда бы не догадались, что за ней скрывается. Они увидели бы только непрерывную береговую линию, заросшую джунглями. Лагуну, по‑видимому, связывали с морем подводные пещеры и каналы.

Внизу водопад образовывал небольшое озеро. Из него вытекал быстрый ручей, который затем исчезал среди деревьев. Самые высокие деревья поднимались, выше того места, где мы находились. Если бы они росли немного ближе, мы смогли бы воспользоваться ими, чтобы спуститься вниз. А спуститься было очень сложно. Склон с водопадом был слишком отвесным и высоким.

– И что вы обо всем этом думаете? – спросил я Этьена и Франсуазу после того, как ползком возвратился от края утеса.

– А что думаешь ты? – ответил вопросом на вопрос Этьен, очевидно, еще не готовый принять руководство из моих рук.

Я вздохнул:

– Я думаю, мы попали туда, куда хотели. Все сходится с картой мистера Дака, и место великолепно соответствует описаниям Зефа.

– Так близко и так далеко.

– Так близко и, однако, так далеко, – рассеянно поправил я его. – Это точнее.

Франсуаза поднялась и окинула взглядом лагуну и окружавшие ее морские скалы:

– Может быть, нам пробраться туда, – предложила она.

Быстрый переход